Где цветут маки и ковыль  

Главная - Где цветут маки и ковыль  


Где цветут маки и ковыль


олись давно на наш край нападали враги. Многие люди гибнуло... А кто не погиб, того чужеземцы забирали в плен. Шли пленные родной землей, горячими слезами поливали дорогую в неволю...


Вот такая невольническая валкая шествовала степью. Среди мужчин отличался осанкой один парень. Крепкие руки, сильные плечи были туго окрученные веревками. Серые глаза его аж зчорнили от бессильного гнева, на лице застыло гордое выражение непокоренности. А одну из полонянок чужеземцы прятали в палатке. Только изредка доносило оттуда унылое пение, полное тоски и боли. Когда парень слышал тот голос, еще больше паленили его глаза, еще грознее сжимались уста. Но пута гадюками пов'идалися ему в тело, сковали движения.


Однажды налетел степной вихор, сорвала палатка. Когда полонянка подвела главу и глянула вокруг, парень отерпнул от невиданной красоты. Когда их глаза встретили - произошло чудо; родилось неведомое чувство. Запылало оно в груди парня: невероятным усилием разорвал он на себе пута, выхватил у ошарашенного часового уздечку коня, будто на крылья подхватил девушку и мелькнул в степь. Какой-то миг все не могли понять; что произошло. А когда пришли в себя, бросились навздогин.


И конь беглеца полетов, как ветер. Поняли чужеземцы, которые не поймать их, не догнать.


Счастливые юноша и девушка глянули одно одному в вече: слили уста в поцелуе. И такое таинство единения двух душ создалось той пошлине, что солнце остановилось, залюбовавшись, ветер прилег на травы, затаив дыхание. Зловещий свист разрезал воздуха - острая стрела пронизала сразу двое сердец. Это один из чужеземцев натянул лука и, вложив всю хищную силу, пустил стрелу вдогонку беглецам. Так и застыли парень и девушка в неразрывных объятиях. Пошел конь степью, неся на себе мертвую сказку двух сердец. Кровь медленными каплями спадала в густую траву. И там, где падали эти трудные капли, возникали из травы цветы, как пламя. Ярили они красным цветом, пряча в себе пламя двух сердец. А конь шел и шел, так как он был тоже пленный и тоже возвращал домой, к своему зеленому лугу, к теплой конюшне, осторожно неся на себе страшную ношу.


И когда пришел домой, то вместо села увидел черное пожарище. Тоскливо заржал, заволновался. И тогда с его спины наземь упала ноша. Сразу налетел грачи, стараясь виклювати мертвые глаза. Конь снова заржал, отчаянно и угрюмо. Грачи убежал. Долго стоял в задумчивости, потом начал рыть землю. Бил и бил копытами, яма глибшала, ширшала. Выбился из сил... Совсем обессиленный, осторожно скатил застывших в пожизненных объятиях молодожена и начал завертывать. Лиг рядом и не встал больше...


Весной над молодыми простлались странным ковром цветы, которые родились из их крови. Целое лето цвели они, раскидывая вокруг свое семена, влечь красотой. А над конем зеленым шелком простлался ковыль, видтиняючи цветы, которые пломенили поруч.



15.12.2017