Бамбетель  

Главная - Бамбетель  


Бамбетель


Галина Мирослава


и только послушайте. Когда мой дидо ходили еще под стол пешком, одна госпожа заказала себе у мебельщика бамбетля, такой диван, с красивым заплечиком сзади и с пидлокитничками-демками по бокам, а главное - с широким сидением, которое, когда хочешь, можно поднять точь-в-точь так, как веко в сундуке. И госпожа ужасно хотела, просто алкала в конце концов виспатися в коробке лавы себе в наслаждение. Ей казалось, что только в бамбетли можно наспатися вволю.


Мебельщик же был мужчиной чудаковатым, тем не менее свою работу делал исправно. Никто на него никогда не роптал. Да и он ни на что не жаловался. Каждый вечер, когда мильники уже наварят мыла, свичкари навиплавляють свечек, цегельники наделают кирпича, он шел к работе. Как не скрывай, а по обыкновению тот мебельщик вставал поздно, долго завтракал, еще дольше пуцував ботинки, потом шел вештатися без дела городом и лишь под вечер, пообтиравши обцаси, возвращал домов. И аж поужинав, садился на свое знаменитое криселко с кривыми ножками, дошковим сидением и смешно выгнутыми перилами, думал какую-то свою думу, втуплюючи взгляд в потолок, будто пережидало время, когда все порядочные люди позасинають. Целую ночь у него светилось. На утро можно было увидеть готовую работу. Выглядело, что работа шла ему как по маслу. Только раз - и ремень. Так вот, хотя мужчина и получил заказ, к работе не спешил. А тота госпожа терпцю не имела. „як то так, - думала она, - я дала задаток, а мебельщик руки опустил и в ус не дует. И я имею терпеть?!” Ходила взад-вперед, ходила, зментрожена такая, аж не выдержала. „пиду, - думает, - вслед за мастером”. И пошла. Добрые люди нараяли взять с собой одну кирпичину, один небольшой брус мыла и иорданскую свечку: кирпичину - чтобы бросив, встревожить мебельщика, пусть бы он почуял и о важном себе напомнил; мило - это чтобы с чистыми руками к делу взялся, а свечка - от темных сил и от соблазнов, ими насланных. Была баба назойливая. Вот и швендяла за мужчиной шаг в шаг до самого вечера: он сюда - и она сюда, он десь-инде - и она туда же. Как споночило, мастер вошел в дом, запер дверь, позасував засовы, сел на свое криселко, а госпожа осталась на дворе крутить под окнами. Смотрит через окно - глазам не верит: господин хозяин ничего не делает. Внимательнее присматривается - работы ни оттуда ни отсюда, а здесь как здесь - готовая ее лава. То ли радоваться, то ли плакать?! Из испуга госпожа выпустила кирпичину из рук. Вздрогнул мебельщик, позапалював свечки. Смотрит госпожа дальше - у мастера ладони, как терн, такие „били”. Начала она в окно стучать. Мужчина одчинив, пришел в изумление, пустил к дому. Она ему мило протягивает. Тогда он к воде, аж глип - а воду будто что-то слизало. Госпожа сбегала к колодцу, принесла водици. Мужчина руки вымыл и ведет: „чого вы, паннусю, среди ночи не спите? Или несправедливости себе ищете? А мо' приключений на гарячу главу?” Пани улыбнулась: „ Мне моя деревяшка спать не дает. Как подумаю, что до сих пор бамбетля не имею, ужасно денервуюся”. А она хитрая была - пока говорила, свое делала: свечку иорданскую зажигала. Как только зажгла, вмент в дом гром ударил. Так струсонуло, что в соседнем селе попрокидалися. Здание рассыпалось на мелкие кавалки. А бамбетель стоит, как ничего не бывало. И мастер щез. Куда его лихой час забрал?! Остались лишь смешные перила из его криселка и одна кривая ножка.


Как поступило утро, госпожа попросила соседей подернуть бамбетля к ее дому. И по ныне она не нарадуется. Но жаль ей, что мебельщик пропал: была бы себе стола с круглым сотом заказала и три криселка с господскими ножками. И куда же это он провалился? А еще она ему денег виновная, надо было бы отдать. И так уже произошло, ничего не зминиш.


Хорошо, что госпожа крепкий сон имеет, так как говорят люди, которые к ней иногда кто-то ночью в шибку стучит. Вероятно, черт о деньги напоминает, так как что другое: мебельщика же он забрал, а деньги - не посчастливилось.



15.12.2017