Богдания  

Главная - Богдания  


Богдания


Галина Мирослава


олись весьма давно в одной преочень сказочной стране, где лето начинается дозрелыми грушками, а заканчивается таянием снега, жили себе самые лишь дети. Никто не знал, откуда они там взялись и чему в них нет ни мамочек, ни татусив, ни бабушек и, даже, дидусив. Дети себя так и называли - Богданчики: Богданчик Веселунчик, Богданчик Золотунчик, Богданчик Мудрунчик, Богданчик Дериносик, Богданчик Стрибунчик, Богданчик Шалунишка, Богданчик Жартунчик, Богданчик Галасунчик и...и...и... В конце концов, мне бы не хватило и трех дней, чтобы всех их назвать, поэтому надо прекратить это скучное дело и начать говорить сказочку.


Сказочная страна тогда еще никак не называлась. А Богданчики не были аж такими вежливыми и красивыми, сладкими и золотыми - одним словом, святыми (хотя и такими они бывали, во-первых: целую ночь, во-вторых: во время обеденного сна), они были просто детьми. На пребольшое счастье малышей, день длился дольше, чем все сны, взятые вместе. Поэтому ребятишки имели время быть


Коп-Копами,

Ляк-Ляками,

Щип-Щипами,

Бух-Бухами,

Бий-Биями,

Хап-Хапами,

Кусь-Кусями,

Бурями-Бурками,

и Мечтами-Мечтами.



В той стране, как и во всех порядочных сказочных странах, был большой дворец. А в тому большому дворце была большая-пребольшая гостиная. А в той огромной приветственные высев исполинские часы. Каждое утро, как только часы отбивали свое знаменитое Пид-йом, начиналась Копанка (то так будто наша восемь часов утра), и именно тогда Богданчики просыпались. Целый час они копались вволю и радовались Копанкою. Как только копанка заканчивалась, деть часок завтракали, а потом начиналась Щипанка. Она тоже продолжительная час. Щип-Щипики щипались столько, сколько им хотелось. А когда поступала Буханка, Бух-Бухи спешили порадоваться тем, что в конце концов разрешены бухаться и бухать друг друга час вплоть до Биянки. Биянка была сам вкус: полчаса, а потом еще полчаса биться и биться. Правда, нередко и доставалось на орехи, но о том даже не следует говорить, так как после Биянки приходила Хапанка. С наступлением Хапанки Хап-Хапи по-дружески хватали один в одного все, что могли, особенно во время обода, поэтому Хапанка зат ягувалась на, по обыкновению, две часа, после чего наступала Тс - час тихого сна.


Попоспавши, Богданчики пробуждались Кусь-Кусями, так как часы в самый раз к тому времени показывал любимую Кусанку - и надо было накусаться вволю, чтобы почетно встретить долгожданную Бурку и побуркати себе на здоровье. И Кусанка, и Бурка длились по часу. А уже после того наступала Ляка. В, она, как и принадлежит Ляци ,продолжительная больше, то есть две справжнисиньки часа. За это время все Ляк-Ляки так много пугали и пугались, что ничего, как утешиться прихода покоя - Мриики - им не оставалось. После Ляк-Ляки дети наскоро ужинали и начинали мечтать. Они мечтали полные две часа с хвостиком, после чего вкладывались спать.


Чтобы не запутаться, кто они такие, Богданчики, как только часы отбивали тот или другой час, трогали на себя соответствующие таблички:


красную - Бейся-Бей,

желтую - Щип-Щип,

оранжевую - Кусь-Кусь,

зеленую - Хап-Хап,

голубю - Бух,

синюю - Коп-Коп,

фиолетовую - Бурк-Бурк,

черную - Ляк-Ляк.



Мечты-Мечты ничего не трогали. Им было никогда: они мечтали. Когда Мрий-Мриив спрашивали:


- О чем вы виднеетесь? - они делали большие глаза, разводили руки и говорили:


- О всем.


Бывало, что к Богданчикив наведывались послы из соседних краев:


Коп-Копии,

Щип-Щипии,

Бух-Бухии,

Бий-Биии,

Хап-Хапии,

Кусь-Кусии,

Бурк-Буркии

и Ляк-Лякии.



Гостей из Коп-Копии Богданчики принимали только тогда, когда становились Коп-Копами, со Щип-Щипии - Щип-Щипами, с Бух-Бухии - Бух-Бухами, с Бий-Биии - Бий-Биями, с Хап-Хапии - Хап-Хапами, с Кусь-Кусии - Кусь-Кусями, с Бур-Буркии - Бурями-Бурками, с Ляк-Лякии - Ляк-Ляками.


Одевая красивые цветные таблички, Богданчики вели себя соответственно своему состоянию и цвету:


Бий-Бии краснели,

Щип-Щипи желтели,

Кусь-Куси жовтогарячили,

Хап-Хапи зеленели,

Коп-Копи синели,

Бух-Бухи голубели,

Бури-Бурки фиолетовили,

Ляк-Ляки чернели.



Мечты-Мечты никогда не принимали послов, поэтому они могли оставаться белыми.


Но однажды, именно во время обода, кто-то схапав большие дворцовые часы. Хап-Хапи загрустили и от печали постягали все таблички на одну большую груду, сели возле них и громко, задушехапаюче, как делают все настоящие дети, заплакали.


- Что же будет дальше? - сокрушались они, пока не стемнело. Лишь тогда, как ощутили, что пришел время на мечте, Богданчики посмотрели на небо и, усиленно думая, затишились. Уже потом один из ребятишек, кажется, Золотунчик, прорик такое:


- Надо просить помощи.


- У кого? - загрохотали Богданчики.


- В наших сусидив.


- А когда их будем принимать, если даже не знаем, которая сейчас час? - допрашивался Богданчик Мудрунчик.


- Сделаем так: как только нам захотит копаться - будем принимать гостей из Коп-Копии, биться -бий-биии, бухаться - Бух-Бухии, буркать - Бур-Буркии, щипаться - Щип-Щипии, кусаться - Кусь-Кусии, хватать - Хап-Хапии, пугать - Ляк-Лякии.


- А когда начнем? - спросили дети в Золотунчика.


- Завтра, - уверенно ответил хлопчик.


Быстро взлетела почти святая ночь. Наступило многообещающее утро. На этот раз каждый вставал как сам знал, каждый делал так, как ему выдавалось за нужное. День был жахнющий: когда одни Богданчики были еще Коп-Копами, вторые -уже Щип-Щипами, третьи - Бий-Биями, четвертые - Бух-Бухами, другие же - и Бурями-Бурками, и Кусь-Кусями, и Хап-Хапами,и Ляк-Ляками.


Золотунчик не выдержал первый и закричал:


- Тихше! Это же полный анахронизм.


- Извиняюсь, анархизм! - поправил его Мудунчик.


- Какая легализация! - вставил и свое Богданчик Дериносик.


- Сигнализация? - переспросил Шалунишка.


- Довольно вам! - аж топнул ногой Золотунчик, - Нам надо что-то делать.


Все притихли.


- Я буду определять время! - напрашивался Мудрунчик.


- Еще чего, - загудели другие.


- Это нарушение демократических свобод, - подчеркнул Галасунчик.


и здесь началось. Один за одним все стали скандировать:


- Прочь царя! Прочь царя!


Богданчик Мудрунчик расплакался, не выдержав такого давления.


- Я ж для вас.


- Прочь! Прочь! Прочь! - не стишувалися Богданчики.


И вдобавок они еще и топотали ногами, размахивали руками, крутили главами и свистели.


- Зовите послов! - выдал приказ Золотунчик.


- Всех?- переспросил Шалунишка.


- Всех.


Позвали. Совещание продолжительное долго. Каждый Богданчик хотел сам пожаловаться на свою лихую судьбу, которая выпала ему после большой беды - потери дворцовых часы.


Послы молча кивали главами и только иногда задавали вопрос. Наконец гость из Коп-Копии, дождавшись минуты, когда все затихли, промолвил:


- Чтобы кого-то слушать, не хитруючи, без злая на сердце, надо его любить - это раз, а еще он должен из вас отличаться. Думаю, это имел бы быть не Богданчик, а ...


Не успел посол договорить, как из всех уголков послышалось заглушуюче:


- Измена! Измена! Измена!


Что поделаешь - пришлось послам ни с чем возвращаться домой.


В то время добрая фея Богданна, прочувши о детских бедах, примчала к дворцу и, взволнованная, вбежала просто в большой зал, где грустила дитлашня, и звонко, на полный голос, сладко спросила:


- Ком более всего по душе копаться? Поднимите ручки.


Возделся лес рук.


- Хорошо, - улыбнулась фея. - А ком биться?


Снова поднялось море рук.


- Прекрасно.


- А кто любит кусаться?


- Я...я...я... - послышались голоса.


- А буркать??


и здесь появилась груда рук.


- Хорошо. А щипаться любите?


- Любим.


- и пугать?


- ОБ, конечно!


- Я вас понимаю, хотя думаю, что вам должен быть грустно, так как ваша страна не имеет названия. Если хотите, вы можете ее назвать Мечта-Мечта.


- Мечта-Мечта, - повторяли дети, - наша Мечта-Мечта.


- А кто из вас любит странствовать?


- Я...я...я...


Дети так долго якали, что казалось, будто каждый зауголок дворца выкрикивает свое я.


- Чудесно, -промолвила Богданна. И прибавила: - От сегодня каждый из вас сможет странствовать туда, куда захотит: и в Коп-Копию, и в Щип-Щипию, и в Ляк-Лякию, и в Бур-Буркию, и в Бий-Биию, и в Кусь-Кусию, и в Хап-Хапию, и в Бух-Бухию, но на очень немножко (будем забавляться в такие игры), так как надо успевать возвращать в Мечту-Мечту.


От радости дети подскакивали, плескали друг друга, обнимались, хляпали в ладони, кричали:


- Так! Так! Так!


Потом враз притихли. Золотунчик первым набрался смелости и, подойдя к фее, нарушил тишину:


- Только мы тебя очень просим, чтобы ты не отлетала .Будь с нами, ласка-бы-ласка. Ты нам так нравишься, нам без тебя будет плохо. Мы постараемся слушаться.


- Так, - наперебой завопили, закричали, запищали, закружили, за... за... за... все Богдасики.


- Я вас тоже очень полюбила, - с медовой слезой на глазах почти пропела фея. -Я и самая хотела вас просить разрешить мне быть с вами. Мне бы хотелось, чтобы вы звали меня или мама, или мамочку, или мамцю, например, или мамусю, матусенько, нене, ма ... Что-то такое.


- Хорошо, мама, - захороводили вокруг нее Богданчики, воспевая:


В Мечты-Мечте-мечте, в Мечты-Мечте-мечте


Все веселые и счастливые.


Из того времени прошло много лет, но и поныне в Мечты-Мечте-мечте все очень веселые и очень счастливые.



15.12.2017