Диньки?  

Главная - Диньки?  


Диньки?


Галина Мирослава


ив-був воробей Цив. Цьохляв от утра до вечера цив-цив и цив-цив. Всем надокучав своим цивиканням. Прочь всем. Цевкой лилось его цвириньчання. Текло и текло, чаще, чем зчаста, и одного дня таки попало полнейшим своим круглосуточным надоеданием в цель - маленькую тихенькую воробьиху Крапинку. Не могла она на горобейкове цвирчання смолчать - кроткое сердечко так заклокотало, что довольно было его сдержать. И полилось ее приязненное щебетание в ответ, поплюскуючи: „цвиринь-цвиринь”. А легкомысленному воробью, поэтому цвиндрику, только того й надо было. Он подлете к ней да и нача, болта о т и с, пописуватись, котор же же то он хорош, котор привлекательн, знаем - так вот больш цабе, найцабише из все цабе в округ. Цвентюх так заморочил своему цокотом главу бедной птичьи, что она растерялась. Слово боится выговорить, нужбо что-то не то скажет.


Аж здесь как здесь летит над ними царственно ястреб, свыше книзу глазом косит и цвиркае. Жутко, кровь обеим цебение. Дрожит воробьиха. И воробей трясется, слова не подает - аницвирк, анитеньк, анициньк совсем не слышно. „ат ты, цаца такая, - плотным голосом говорит ястреб, спустившись долов, и прибавляет, - готовый свои обицянки-цяцянки выполнять?” И смотрит пристально, аж понадто, на Цива, а тот цюркнути от страха боится, не то, что тришечки щебетнути. Бидосьо из кавычки на лапку переминается, крылышка постискав - никакой. Маленькая макольондра против него - герой. А кем выдавался! Приступиться к нему другие воробьи боялись. И здесь Крапинка посмотрела на друзяку, как вот он втянул главу в плечи, да и сделала шаг вперед к ястребу, чтобы порятувати ситуацию. А сближаясь, и спрашивает: „чого тебе надо?” Тот и одказуе: „обицяв твой приятель динька?мы поделиться, а где они, те диньки, уже давно как того тыквы почистили?” „та не волнуйся ты так, сам понимаешь - подеколи с нами что-то такое случается, что начисто все другое забывается. И он не исключение. Меня увидел - итак о диньки совсем забыл. Разве с тобой такого не бывало?” „бувало, - думает ястреб, и сказать сдерживается, ануж хитрая воробьиха его просто разыгрывает, но потом всеодно на свое перевернул: - А разве главное можно забывать?” „та ты порозмисли, - ведет дальше горобчинка: - не мог бы кто из наших маленьких воробьев отважиться тебя, такого исполина, обидеть?” К душе ястребу такие словеса, уже и диньок не очень хочется - его же за князя здесь имеют, у которого власть вся. Поэтому й решил он великодушно извинить глупого горобчину, тем не менее на люд сказал это вельможным голосом: „на этот раз я прощаю тебя, и в следующий раз...” Помолчал немного, а после расправил гордопишно крыла и вынырнул в небо. Взгляды испуганного птаства еще долго были прикованы к тучи, за которой птица щез, чтобы удостовериться непременно, что удалось на этот раз без жертв выпроводить страшного ястреба.


С того дня Цив будто подорослишав, хотя кое-где еще случаются с ним таки-сяки казусы. К слову, ему очень помогает не делать ошибок мыла смелая Крапинка, с которой он не только заприязнився, а и поженился. Говорят, в их гнездышке так много яиц, которые должны вместе на них сидеть, чтобы все понакривати, лишь бы не перемерзли.



15.12.2017