Дивоптах и диво  

Главная - Дивоптах и диво  


Дивоптах и диво


Галина Мирослава


А

было это, а было...


Очень и очень предавно.

Довольно даже тем вспомнить,

Кто умеет помнить.

После длинного дождя

Из океана в вышину

Выпрыгнул маленький острив.

Говорят, красивый он и до сих пор.

Втрапити еще и ныне можешь,

Как читаешь книги годные.

Там, в подтопленном лесе

Поселились птицы разные.

Справедливо было бы прибавить,

Крайне веселостью богатые.

Ниньки на таких не мода,

Завелась новая порода.

Между них был на раздолье

Птиц, который впервые слышался на воле.

Он всюду жил,

И, к сожалению, в клетках сидив.

Языка быстро перенимал,

Что хотел - сразу знал,

Начинял себя словами,

Густо заправлял мыслями

Тех, кто рядом пролетал,

Ачи мимо, или и так стояв.

Он, казалось, умел напрочь

Похабцем вбирать все с блиском.

Временами, как говорил: „тусь-тусь”, -

Верилось, что идет дедушка.

Сам же и рохав, и кувикав,

Хрунькав, даже пищу ликав.

А бывало, слышали свист!

Знаменитый из него был артист!

Невероятные брал он звуки,

Ветром вил и псом из отчаяния.

„вельми вдатний,” - все сказали,

За царя себе избрали.

И пошло бы все не плохо,

Если бы, горюшко, не то,

Что тот Дивоптах( в, вав! )

Языка родной не мав.

Как-то так уже повело себя,

Из клетки - в клетку. Не велось.

Это свою или подзабыл,

Не знал ли и и забув.

Что же делает птицам (невиновные же!)?!

Какой язык в стране

Ввести бы следует

Для письма, чтобы знал весь род,

Чтобы все объяснились,

Чтобы на ней в школах учили?!

Итак собрал Верховную знать

Царь, чтобы хода делу дать.

Щож, утомленные предположениями,

Пообпершись вхист хвостами,

Прочь закоченели при столе

Птички разные и непростые.

Лишь бы не занапастити

Своего края, порешить

Надо было раз навсегда

Не на день, а на возрасты!

Долго думы мяли,

Спорили и кричали,

Аж в конце концов Дивоцар

Прекратил тот базар.

Слившись думно с покоем,

Отстраненный, как воин

Он поднялся и сказал:

„щоб наш дар не пропадал,

Слепим государственный язык

Из слов, которые знаем, - и все на том!”

Так появилась мешанина,

Что разновески была та странная.

Да и не каждый мог второпать,

Носило название это „викном в Европу”.

Год за годом дни миновали,

Птицы лишнее изымали,

Говорили все простиш,

Пока стало слов на гриш.

И были все слова,

Будто из острова Па-Па,

Что был рядом, недалечко,

Где сам царь извив гнездышко.

Хотя не думалось-гадалось,

И поволеньки так произошло,

Стал царь лишь попихачем,

Для Па-Па надзирателем,

А страна Диво,

Полная цвету, печальная,

Пообтерта, пооблизла,

Со временем даже название слезло.

И птички все потемнели,

Не узнать и через силу,

Разбрелись себе мирами,

Подбиваясь под ворота.

Потерялись между чужими,

Почужили. Только с ними

Осталась на упоминание

Настоящего перышка пятнышко.

Как не умели уважать,

Нет ком и позаботиться,

Потеряли то, что имели,

Добровольно занехали.

А в любви и почету

Всем на хорошо силы станет.

Лишь тогда идет все гладко

И караулит шоколадки.




15.12.2017