Дзиґармистр  

Главная - Дзиґармистр  


Дзиґармистр


оли следующего утра будет падать дождь, выбегите на двор, подставьте к нему свои раскрытые ладошки и слушайте. Вы не сможете не расслышать четкого звука падания капли - „бре”. „ Бре-бре-бре” ... „ Бре, море, бре”, - так воспевали наши казаки, налегая на весла, когда гребли на своих кораблях-чайках по синему Черному мору. Англичане и до сих пор от дождя прячутся под ам-бре-ли, что по-нашому называются зонты.


Как услышите падающее „бре”, то самые догадаетесь, чему лжецов называют лжецами. Так, они постоянно падают в грех. Те, что живут чистенько, поднимают и глаза, и сердца кверху, к Бог. А те, что называются лжецами, опускают глаза книзу, сердца их заслоняются от Бог и от людей. Только и слышать „бре”.


К сожалению, лжецов и когда-то было много. Были они и в стольном граде Киеве, и в Льве, случались и по селам. Добрые люди хотели остановить падение лжецов, и разве руки свои подставишь? Груду вреда, к сожалению, наделали лжецы.


Когда-то на площади Рынок, напротив Ратуши с большими городскими часы, приобрел себе помещение львовский часовщик - дзиґармистр Юл. Купил он его с одной уважительной причины: городская власть назначила Юла присматривать за часы на Ратуше. Башенные часы редко нуждались в ремонте, но нельзя было допустить к его сбою, за временем на знаменитом дзиґари жил целый город. Ручных часов почти не было, разве у очень большого панства в очень больших карманах. Простому человеку надо было годами работать, чтобы настаратися на часы. Поэтому совсем обычным для жителей города было обходиться без дзиґаркив. По домам держали песочные и водные часы, на дворе ориентировались по солнцу, звездам, птицам, и, конечно, следили время за стрелками на башне.


Одного утра, когда дзиґармистр направлялся к ратуше, чтобы хорошенько обследовать своего дзиґаря, к нему подошел хорошо наряженный чолов'яга. Был то на первый взгляд довольно приличный господин. Часовщик и не заметил бы того мужчины, если бы тот, поздоровавшись, не обратился с такими словами, указывая на лавочку:


- Господин дзиґармистре, звольте возле вас присесть.


- Хорошо, - улыбаясь, бросил Юл.


- Имею к вам большая просьба, - говорит незнакомец.


- Итак которое? Говорите, не стыдитесь.


- Я - здешний, вон из той кам'яници, - мужчина указал перстом на соседний дом. -


Меня подивовуе ваш дзиґар. Сперва я глянул попутно, будто что-то не то, посмотрел внимательно - и был заскочений. Это вы умышленно стрелки назад попереводили?


Юл из неожиданности закоченел. Неужели не взвешивает, что он честно годами продолжает присматривать за циферблатом, неужели даремне и то, что как днем, так и ночью думает о своем деле? Как такое могло произойти?


Будучи бесшабашной душой, сорвался Юл из места, видвисив прощальный поклон и побежал. Перевел дух аж возле дзиґаря. Выглядело на то, что все обстоит благополучно. Стрелки чинно бегали по кругу, мирно видтукуючи свою мелодию. Ничто не намекало на что-то плохо. Начал отмеривать время. Снова все выдалось привычно правильным. Юл не находил себе места. Надо было бы еще заглянуть вглубь, но для того часы следует остановить, а такое делается лишь ночью. Дождался густой ночи. Зажег лучину. Перебрал пальчиками все детали, протер все порохи, смазал деревянным маслом все, что нужно иногда смазывать, снова составил вместе. А как вознамерился наставить время, вспомнил, что нет из чего. Хотя вешайся, так как утром львовяне таки поднимут глаза на Ратушу. Напрасно ждать тогда пощады. Вышел на двор, глотнул свежего воздуха. Его порывало куда-то бежать. А куда? На дворе - глупая ночь. За звездами так точно, чтобы вплоть до минуты, он не умел устанавливать время. Втомлено побрел к лаве. Смотрит - глазам не может поверить. Тот самый мужчина. „що,- говорит,- не идет дзиґар?!”


- Чтобы ты жив-здоров был, - думает Юл, а потом и спрашивает:


- А который час?


Мужчина, не смотря на часы, отвечает: „ Ровно четвертая ночи, в самый раз четвертая, надо же, как я своевременно!”


Дзиґармистр скочив на ноги и к часы. Наставил и так возле него и задремал. Раненько услышал вопли из улицы, ссору. Глаза протер, к понятливости пришел, спустился исподволь вниз к толпе. Подошел, спрашивает:


- Чего, люди добрые, галдите?


Люди пальцами показывают на дзиґар. Кто-то из прохожих узнал Юла и побежал к нему с кулаками. Был бы забил. И поступил бургомистр и розийняв мужнин, приказав охране забрать Юла к тюрьме к вынесению приговора.


Второго дня город кипел от разговоров о местном событии, а городской суд осудил Юла к смертной казни. На площади возле позорного столба собралось море люда. Все ждали, когда выведут страшного правонарушителя, мужчины, который умышленно взбил львовян из толка, внес разлад в беспрерывную слаженную работу всех служб города. Палач ежесекундно был готов отрубить Дзиґови главу. Бургомистр потряс колокольчиком, вичекав на тишину и разрешил дзиґармистрови сказать последнее слово на свою защиту. Юл глазами пробежался толпой и вперся взглядом у знакомого незнакомца. Все тоже обернулись в того бик.


- Чтобы ты, лжец, провалился сквозь землю. Та же ты меня пидманув!


Только он это сказал, как люди услышали сильные удары звонов: „бов-бов-бов”. После этого часы сам пруд на правильный час, а лжец с треском пошел под землю, чем ужасно напугал львив'ян.


Конечно же, Юла сразу оправдали, но из того времени на том месте, когда кто-то солжет, то здесь же проваливается сквозь землю, как не бывало его никогда.



15.12.2017