Купец  

Главная - Купец  


Купец


и были вы когда-нибудь в Стрыю? Смогли ли бы вы не встрепенуться, увидев стремительно прыгающие волны реки Стрый, когда она смело вплетается в раскидывающее на ее березе город. Иногда текучая вода Стрыя напоминает игру известного на весь мир скрипача на правдешний скрипке Страдивари. Забываются страхи, страдание и даже струдженисть. Вслушайтесь в то странное стр... ,стр... ,стр... Неужели такие звуки не вызывают желания бежать навстрич жизни?!


Было это давно. Один странствующий купец, Славко Стрый, тут, при въезде к Стры-городу, смотря на струмуючий Стрый, подернул свою любимую, настоянную на глубокой памяти, песню о черной туче. Он пел, отдаваясь песни, не замечая, как над ним на самом деле появилась черная туча. В песне мужчина слышался вселенским господином, ему казалось, что он входит, как верующий в храм, в необъятные высоты пространства. И на самом деле эта песня взыскивала сильное впечатление на все, кто имел возможность ее слышать из уст Славка, поэтому въехал купец в город, окруженный земляным валом и достойной, будто заплыв, без дерганья на границе, без цепляний и придирань, как вельможный господин, которого давно ждали, которому все совету. В конце концов, здесь по обыкновению зычно встречали купцов. На старинном городском гербе недаром красовалось изображение странствующего купца. Купец - человек особый, как шутит мой дидо: „колосальна”,- и прибавляет: „та и круг сала ходит”. Купцы много свита могут увидеть, других обычаев научиться, чужих порядков навидаться. Одним словом, с ними не соскучишься, так как что-то себе приобретешь к цвету к выбору да и душу разговорами отведешь. На этот раз на песню вышел со своей резиденци-замка сам стрийський староста.


- Покорно прошу к нам. Мы гостям всегда рады.


Сказал, кивнул главой и сразу же подался по своим делам. Роззирнувся Славко. Хорошо довкруж, разве одна туча над главой висит. Разыскал знакомых, нашел себе ночлег неподалеку от рынка, где можно разложиться с товаром, все обдумать, сосчитать, чтобы не зостатися с носом или при своих интересах.


Следующего утра купец начал торговлю заморским товаром: персидскими коврами, шелком, пряностями и миндалем. Если персидский ковер и шелк были предметами роскоши, и мало кто мог себе их приобрести, то этого нельзя было сказать о горишки и пряностях. Стрияни совещались с купцом, для чего лучше прибавлять корицу, для чего кардамон, другие же расспрашивали об имбире. Славка предлагал для вуджень майоран с мускатным орехом и перец „чили”, для галярети - гвоздику с бадьяном. За его переписями одна ловкая стриянка здесь же, на риночку, готовила кушанья из птицы. Благоухание от тим'яну, розмарина и базилику стягивали к себе немного не всех, кто был к тому времени в центре города. Конечно ж, что без лаврового листка и ароматного перца не отходил никто. Самые посудите, как можно квасить в кадке огурчики без лавру или перца. Виноградные листочки, горчица или хрен, то на любителя, а вот перец и лавр незаменимы. Много кто покупал анис, к тому времени эта специя высоко ценилась. Считалось, что при приготавливании варенья из орехов, меда и изюма необходимо использовать фенхель, кориандр, тмин и обязательно анис. Особенно ценили стрияни хлеб, посыпанный анисом. Они даже студень и другие проливные кушанья непременно им посыпали.


А интереснейшее, что того дня, сколько Славко не продавал, товара не уменьшалось. Поначалу мужчина не предоставлял поэтому значения, а уже ближе к полдню забеспокоился. Второго дня картина была та же самая. Страшнуватенько стало. И чего бы это?


Среди купцов были и те, которые ничем не гнушались, те бы такой оказии только утешились. Славка же никогда не терял совести, поэтому сейчас его грызла мысль, которая бы это означало. Под вечер второго дня он заметил, что над ним висит та самая туча, которая появилась еще тогда, когда Славко входил в город. В отличие от других туч, которые вежливо плывут себе небом, она стоит как вкопанная, ни тронься. Он пригрозил ей пальцем, будто не занимай, довольно шуток. И, знать, она тем анитришечки не прониклась. Купец обратился о себе к ней с вопросом, который его мучило: „до чего ты клонишь?” И вдруг осознал, что туча его услышала, так как резко вогнулась и набрала формы уха, будто переспрашивая: „що? Что?” Не было когда сетовать, надо было что-то делать. Замерился Славко пригрозить ей кулаком. И только руку начал поднимать, туча выгнулась в змею. Казалось, вот-вот удушит. Мужчина испуганно дал отступного. Обмяк и снова стал в мыслях спрашивать: „як?..” Не успел договорить,слышит: „з мира по нити”. „то так если бы я украл, - думает, - не годится”. Туче явным образом такой ответ не понравился, она насупилась и превратилась в надутые щеки с призибраним в трубочку ртом. Напижилась, а Славко едва сдерживает себя от раздражения. Была бы она рядом, достала бы доброго тумака. Руки свербят, так ее отлупить хочется, но же и госпожа высоко. Только что он так подумал, как туча из всей силы начала засыпать его орехами. За миг по пояс засыпала. Подходят люди, испытывают удивление, полные горсти орехов заказывают. Славка же отмалчивается, боится в какой-то переплет попасть. Туча же в азарт вошла, захотела купца розизлостити: протянула предлинную руку и ну перец Славкови под нос пихать. „апчхи”, - на целый рынок пчиханув мужчина и неожиданно для тучи хвать ее и на себя давай тянуть. Она здесь в капельку води и превратилась. А купец раз - и выпил. Здесь ей и настал конец. Разве немного в животе побулькотила и наконец утихомирилась.


Больше таких приключений со Славком не случалось, однажды, правда, подобно было с его первым стриечним братом, а тот тоже, знавая Славкову приключение, сумел дать себе совет. Зато с того времени Славко не пел о черной туче, а все милишими становились ему коломыйки, особенно те, что начинались такими словами: „ой к знаменитому Стрыю купечество частит”.



16.12.2017