На Юрия  

Главная - На Юрия  


На Юрия


Галина Мирослава


оли Яринка была маленькая, она никак не могла понять, откуда взрослые всегда знают, что это есть хорошо, а что плохо. Будто из табличек читают. Ей казалось, что хорошо, то когда тебе того хочется. Девочка совсем не хотела делать что-то не так. Наоборот, она боялась нанести неприятностей своим родителям, так как знала, что они ее очень любят. Яринка всем своим маленьким сердечком их тоже любила крепко. Она не против была быть вежливой, т.е. такой, как они хотят, ей на самом деле жаль было родных. И боязнь обидеть родителей, таких хороших и правильных, часто сдерживала девочку от всяких неґречностей.


Произошло это событие не в прошлом году, а значительно раньше. Как-то девочка, поднимаясь с мамой к Собору Святого Юра на праздник Юрия, впервые услышала о том, что еще к временам короля Данила на Юрской возвышенности существовал Печерский монастырь, и в нем были настоящие пещеры. Она заохотилась их увидеть. И пока мама, раздумывая, шла вверх по ступенькам, Яруся замерилась искать пещеры. В голове бурлили разные большие и маленькие мысли. Девочке даже сдалось, что ее глава настолько набитая мыслями, которые, если не увидит сейчас же пещер, щелкнет. Яринка набросила глазом какую-то тропу возле перетока. Запросто пошла по ней. Отправляясь, краем глазу все же успела заметить, что тропа позади будто задвигается травой, но девочку это отнюдь не взбило из толка, не взволновало. А тропа чему-то виблискувала голубым, будто Яринчина ленточка на волосах


- Интересно, - подумала девочка, мама говорит, что если бы не мои захцянки, то могла бы спокойно дышать. Сможет ли мама надышаться, пока я скоренько рассмотрю пещеры?


Не успела любознательная Яринка как следует подумать, как на тропе появилась Лягушка, которая упорно жебонила что-то несусветное.


- Добрый день, - для видимости хорошо сказала Яруся, - Ли не знаете вы, госпожа Лягушка, где здесь пещеры?


- Не занимай. Нельзя давать поблажку прихотям, - буркнула жаба и куда-то втекла, пошив Ярцю в глупые.


Девочка сделала еще шаг. Увидела лужу. Поскольку на ножках были сандалики, она подумала:


- Тем детям, которые запрятываются хорошо, не подходит переходить лужу. Ее надо перепрыгивать.


и, в самом деле, Яринка принялась перепрыгивать. Прыжок вышел бы достойный шануваннячка, если бы лужа не была такой широкой. Ширина лужи прочь чисто выбила девочку из колеи. Хотя и нежелание об этом рассказывать, Яруся таки упала, закопиливши губу, в лужу. Тем не менее не раззадорилась искать пещеры, наоборот, добряче вимурзана, по пояс в грязи, затято продолжала о них думать.


Вскоре где не возьмись появился Майский жук. Свиженький, расправленный, будто только что высев на пличках. Девочка поспешила поручкатися с ним да и стало подбивать клинци к нему, невероятно желая допроситься у него о пещерах. Майский жук сначала набурмосився:


- Высоко цилиш.


Очевидно, ему прихоти девочки не были до вподоби:


- Понабегают сюда ком не линь, совсем жизни не станет.


А потом змилосердився:


- Хорошо. Покажу, - и приобщил, - если не будешь делать никаких глупств. И при условии, что заопекаешься мной.


- В самом деле? - переспросила девочка, прибавив: - Смотри, не наломай дров.


Тогда Майский жук промолвил:


- Но никому нипивслова. Нишелесть.


Яринка на ходу пошатнула главой. Майский жук начал роста, пока стал такой длинный, как Яринка высокая. Он предложил девочке сесть на него. Она не сразу допетрала чему, хотя послушалась.


- Разные трафунки бывают, - прошмыгнуло в голове, - при случае докумекаю.


Майский жук начал лезть, осторожно неся на спине такую ценность как Яринка. Незчулися, когда оказались в пещере. Мягко говоря, это отверстие пещерой можно было назвать кое-что условно. Здесь только и места было как на Яринку и Майский жука. Пещера больше вскидывалась на детский тайник.


- А другие пещеры знаешь? - смело допрашивалась девочка, втайне озираясь на все стороны.


Покрехкуючи, Майский жук полез дальше. За несколько минут перед ними вигулькнула пещера, достойная удивлению. Едва сдерживая волнение, Яринка вошла у нее. Было там студено и жутко. Девочку добряче схватили дрижаки, казалось, они не хотели оставить спокойного места на ней. Глубокая, без конца и края, пещера будто двиготила, отчуждая от себя.


Раньше Яринка воображала пещеру как библиотеку со стеллажами, на которые стоят книги, иконой и красивым освитленнням. А здесь - пусть ему грець! - темно и пусто. И будто какие-то холодные лучи бьют, чистят тебя то так, то сяк, вот будто лихая сила нагревает на тебе руки, прискаючи злораднистю. Сверкай прислонилась к Майский жука и прошепотила:


- К маме.


- Не скулить, - приказал проводир.


Прошло не больше секунды, как Яринка стояла, будто и ничего не произошло, рядом с мамой. Маме подходило бы видшельмувати непослушку. Но она посмотрела на Ярцю с выражением мировой скорби в глазах. От того сожаления девочка бросилась обнимать маму, а Майский жук, снова уменьшившись к обычным размерам, залез Яринци в карман и раз за разом напоминал о себе лусканням - треск и треск. Когда дивчика нашла время его заметить, он сердито пробормотал:


- Об обещаниях добрые дети не забывают.


Пораженная Яринка швидесенько ответила шепотом:


- Чтобы меня коза забодала. Не забуду.


Из того времени живое Майский жук вместе с Ярцею. Хотя девочка уже давно как выросшая, и до сих пор, уже будучи старезною-престарезною, не может заснуть без успокоительных рассказов Майский жука о львовских пещерах на Юрской возвышенности. Каждую ночь в своих снах Яринка путешествует по ним


и путешествует.



15.12.2017