Нестор  

Главная - Нестор  


Нестор


легкостью каждый может потвердити, что прочь все ребята на целом миру забавляются в войну, если и не часто, то хотя иногда. Только и слышать из всех уголков и закоулков „паль-паль-паль” и „бух-бух”. Иногда той стрельбы аж задовольно. На самом деле же никто из хороших людей войны не хотел и не хочет - она нужна как дырка в голове. Хочется мира, однако о всяк следе быть готовыми к войне. И ребята имеют мужской гонир, они, едва лишь из пеленок повискакують, стремятся показать всем и самые себе прежде всего, что ничего, прочь ничего, не боятся. А вот взрослые казаки, которые на самом Запорожье заправляли, а может запорожили, то те поправду не боялись. Они все как один интересовались оружием, знали ее лучше за свои уши, а оружейников уважали языков родных братьев. И не имело значение, рушникари то, что вырабатывали ружья, или сагайдачники, знаменитые своими луками, то ли стрильники, известные стрелами, ачи гармаши, званые пушкарями. Знались казаки и с сабельниками, мечниками, а также мастерами из изготовление пороха, ядер и сноп. Казачество любило оружейников и прославляло искренне и откровенно настоящую работу и этих незаурядных майстрив.


Говорят, что имело где были такие красивые оружейники, как в Льве. Вы думаете, что это ни село ни упало в Льве ныне действует музей оружия? А или ведаете, что Львов продолжительное время было одним из известных центров зброярства? А что львовским пушкарям давали заказы польские короли, валахские хозяева и молдавские воеводы? Не просто было составить испытание на звание оружейника. Конечно, работу давали посильную, но ученик должен был ее делать под надзором хотя бы двух знаемых мастеров, чтобы никто не сумел пусть подсказать, или, еще хуже, помочь. Оружейники следили и настийливо берегли свои секреты, уверенно и достойно ставили свои клейма на изделиях, чтобы все видели, кто сделал ту или другую вещь. Недаром они были чтимыми и существенными людьми в Льве.


Пареньки часто крутили возле зброярень, надоедали, стоя как грех над душой. Взрослые кого отгоняли, кого и к работе привлекали. Ни?где правды дети, случались разные курьезы. Скажут пареньку утром принести воды, а его как черт обернет, аж вечером с водой телипаеться, да еще и повихлюпуе половину. Такого больше не просят, гонят от себя под три черти. Другой же суетится без потребности, где не следует как казак из мака выскакивает, все возле него кверху цапки. С таким каши не сваришь, жар за голенище насыплет. А который мечтательный, занесет того за тучи, то и забудет где и что делает. Того тоже не берут, випроваджують чимшвидше за калитку, ведь и ему наука как лысому гребень. Более всего же не любили мастера говорливых. Еще сам ни бум^-бум-бум-бум ни ку-ку-реку, а уже язык его мелет и мелет непрестанно и все не к порядку не в состав. Писок как цесарские ворота. В три шеи такого смутьяна гнать. Зато когда напрашивались в ученике светлые главы, которые умели мотать на ус каждое слово учителя, настойчивые, отданные делу, оружейнике не могли им отказать. Разве таких не возьмешь, то есть дар Божий, был бы грех отшить. А вот учили уже таких от души, не один раз и учитель, и ученик мордувалися над изделиями вместе к седьмому поту, ногам под собой не слыша, а руки - те аж отваливались. Отдохнув, снова брались к работе. „дви смерти не бывает,” - шутили.


Где найти мечникив в городе - знал каждый. Кого бы не поспитали, видказав бы: „на Краковской”. Один мальчишка, звали его Нестор, круглый сирота, пришлый к Львову из какого-то предместья, давно носился с мысленным взором увидеть настоящего живого оружейника. Расспросив людей, а язык, знаете, и к Киеву заведет, достался к Краковской. А уже к мечника ноги самые его занесли.


Тот мечник был привыкшим ко всяческим разинь, прилипок, чудаков, поэтому й не обращал внимания на мальчугана, который вештався возле его мастерской. А малому дух замыкало, дыхание перехватывало, его искреннее сердечко едва не выскакивало из груди. Всегда, когда он проходил мимо мастерские кузнецов и видел на щитке выразительно изображенные молот и наковальня, его долго не побросало ощущения счастья, а здесь - меч. Такой силы чувств земными словами не передашь.


Прежде всего Нестор снял шапку, зворушно кланялся, надлежащих образом поздоровался:


- Дай Бог здоров'ячка! - и, переминаясь из ноги на ногу, обратился со словами: - Дарите, что отторгаю вас от работы, и или не могли бы Вы, если Ваша ласка, разрешить мне хотя чуточку здесь постоять, полюбоваться.


- Другим вместе, у меня много работы, - остро отсек оружейник и затворил дверь перед самым носом.


Мальчик не был из тех, что гамселять в дверь, добиваясь своего, зато и не из тех, кто легко от своего отступается. Он сел под зброярнею, достал свою котомку, щипнул хлеба, хлебнул воды, завязал своего узелка и тихо ждал. Мечник не выдержал первым:


- Заходи уже, - говорит, - смотри. И провел к выставленным в ряд мечив.


- Ну что, казачье, можно такими супостата на лапшу посечь?!


Мальчик мило улыбнулся, не отводя взгляда от оружия. Любуется, не смеет затронуть.


- Трогай-затрагивай, - смеется мечник, а при том присматривается к Нестору, размышляет, вышел ли бы с того ученик. Потихоньку мастер начал выпытывать о том, о сем. Наостанок и говорит:


- Как не имеешь где, можешь у меня заночевать. А сейчас подсоби немного.


Нескладную работу дал: поперекладати что-то, порохи попротирати. Сам же наблюдал, особенно на руки смотрел, или вертлявые они, или крепкие, или осторожные. Абижто не ошибиться. Когда-то взял одного из улицы, а тот надул и щез. Этот будто не такой, и все же надо быть уважним.


Прошел день, два. Нестор дорвался к работе, как жаждущий к колодцу. Что-нибудь готов перекусить, лишь о работе заботится, следит, не из легковесных. Мастер все сильнее к мальчику льнет, стремится опыт свой передать. Не пришли в себя, как и год позади. Возмужал Нестор. Розумака. Ремесло быстро овладевает, вперед и вперед в мастерстве шествует. Поскольку мастер своей семьи не имел, стал ему малый за сына. Уже не перебивается мальчик всухопарки, ест за одним столом с мечником, а потом работают рука к руке.


И недаром говорят: „лише бы здоровьице при вас держалось”. Одного дня с малым что-то произошло, слег, встать не годный. Старый мастер врачей одного за одним зовет, они мальчика бадають, прочь всюду осматривают, и на один кшталт одно твердят: „кинець”. Ремесленник верить не хочет. Запустил работу, по целым дням возле Нестора крутит. Какие грошенята у него водились, все на врачей поспускав, а помочь не может. Аж вот неожиданно зашел к нему соседский музы?ка. Пристально глянул на мальчика и здесь же звистив, что видишь на Рынке такого же. Решил мечник найти двойника. Дело стояло за малым, т.е. кто будет сидеть возле мальчика. Мечник договорился с соседями. Они единогласно согласились поочередно присматривать Нестора. Один устанет, второй придет, а как того сон начнет побеждать, третий поможет, а ни - первый прибежит. Утром мечник вышел из дома на поиски. Не стямився, как самотечением вынесло его на Рынок. На площади яблоку нигде было упасть. Люди, товар, старце?, прохаючи на каждом шаге. Трудно даже увидеть кого-то со знакомых. Толкотня, суета, репет. И здесь кто-то больно трутив его локтем. Мужчина возвратил - и едва не потерял равновесие от вида мальчика, которого зобачив, будто в землю по пояс вогнало. Перед ним стоял похожий, как две капли воды, на его названного сына мальчик. Такой же рослый, черноволосый, только разность была во взглядах глаз. У этого глаза таили что-то очень нехорошо, паршивое. Глянешь - задубеешь здесь же. Мечник преодолел притаенный страх и попробовал завязать с двойником разговор. Оказалось, что малого тоже зовут Нестор и что он тоже сирота. Чем больше мужчина спрашивал, тем сильнее испытывал удивление. Мальчик до мелочей виповидав те же самые истории, которые и его Нестор. В доказательство еще и время от времени вытягивал какие-то вещи с нижних карманов, которые имели бы убедительно потверджувати все им сказанное. И говорил этот Нестор как-то так, что мечнику плыло в глазах. Тяжело мастеру было и слушать, ведь перед глазами стоял больной сын, и в то же время он хотел идти за этим Нестором, которого о себе окрестил Нестором Пронизывающим. Мысли кишели в голове, путались. Аж когда малый закончил говорить, все улеглось. Это лучше была беда, чем счастье, найти этого двойника. Мастер ни одним словом не оговорился о своем Несторе, прикованном к постели, только осторожно спросил:


- Чего ты здесь, в Льве?


На миг мальчишка вспыхнул, его косматая глава дернулась, глаза, казалось, душу положили под чем. Слава Бог, длилось это не долго. Нестор пренебрежительно зиркнув и одтяв:


- Одну душу ищу.


Сказанувши ребра, мигом зник.


Старый побрел домой. Сыну не было легче. Мечника обсели горькие думы. Не знал он как помочь и чем. Ревностно лишень молился Бог и просил у него помощи. И вот вдруг кто-то постучал. Мужчина безразлично подошел к двери, отворил. На пороге увидел знакомого на лицо дряхлого деда. Не успел хозяин и рота разинуть, как тот оказался возле сына.


- Помнишь, - говорит, - как ты меня когда-то из голода вирятував?! Не волнуйся: малый сейчас придет к понятливости. Беда, которая на его душу дух ветра охотится. Сделай сыну такого меча, который сам может явиться против злого духа. Как малый придет в себя, должности его на этого коня, - ремесленник обернулся, а в двери арабский скакун стоит, - пусть летит в чистое поле.


Старец тихо вышел, будто растворяясь в воздухе. Запахло ладаном. Мечник здесь же взялся за работу. Делал моментом. Слышался господином над господами. Как закончил, то и Нестор из постели поднялся. Сделали так, как было сказано: взял мальчик в десницу меч, сел на коня и помчал в чистое поле. А оттуда вышел ему на стричу второй Нестор с другим мечом и на другом кону. Завязалась кровавая битва. Накрест сложились мечи. Небо дрожало, горы двигтили. Солнце кровавилось, земля под ногами высыхала. И произошло так, как казалося: победил мечникив сын, гордо вознесши славу меча, сделанного названным батьком.


Прошло время, вырос Нестор, никогда не сторонясь ни одной работы, и когда сам мастером стал, слава о нем вихрем понеслась повсюду. И по сей день его мечи знающие люди как следят, уважают, в найславетниших музеях выставляют на самых почетных местах. Ищи - увидишь, чтобы не стерлась память о Несторе, никогда не стерлась.



15.12.2017