Голочка и Подушечка  



Голочка и Подушечка


Ирина Мацко


или себе две сестрички. Старшую, худую и черноволосую, звали Оленкою, а младшую, толстую, курносую и с рыжим волосами, - Свитланкою. И никогда не было согласия между девочками, только вопль и потасовка. Вот и на этот раз...


- Отдай! Это мой мишка!


- Нет, мой!


- Мне его мама купила!


- И нет, это мне на день рождения подарили!


- Пусти!


- Самая пусти!


- Ты имела, капризная, нехорошая да еще и курносая! Ха-ха. Руда! Руда! Да еще и курносая! Ну-ка отдай!


- А ты... ты... - и враз „хрусь”! Одна лапка пушистого новенького мишки осталась в руках Свитланки, а сдача - у ее сестры.


- Ой, что же мы наделали! - воскликнула курносенькая, и в зеленых очках заблистили слизки.


- Не мы, а ты! Я не виновная! Ты - незграба и товстуля! Я расскажу маме, что это ты разорвала мишки. Мама! Мама! - закричала Оленка.


- Не говори матери, она же будет меня ругать. Да и мы вдвоем его порвали. Бэры себе того мишки, а я поиграюсь машинкой. - предложила Свитланка.


- Е нет, теперь я хочу машинку. Зачем мне мишка, когда он уже без лапки.


- Хорошо, бэры, только не поломай, это же мне отец на именины подарував.


- И не бойся, плакса, не поломаю, я легенько.... ой! - И одно маленькое колесо покатило под кресло. - Я не нарочно, я только легенько прижала. А давай куклами поиграемся! Давай?


- Хорошо, давай куклами, - все еще с печалью в голосе за поломанной машинкой промолвила Свитланка. - Я возьму ту большую, хорошо?


- Е нет, ты же имела, то и куклу бэры себе маленькую, а большой буду я играться, - снова закапризничала старшая.


- и чего ты все мне наперекор делаешь? Злюка! - не утерпела Свитланка.


- Вон как! Это ты еще и прозываться будешь! Ну-ка отдай мне и ту куклу! Отдай! - закричала Оленка и, вырвав из рук сестрички маленькую хрупкую куклу с длинным золотистым волосами, побежала в коридор, перекинув дорогой игрушечный домик, который рассыпался на маленькие кубики.


Свитланка, с полными глазами слез, побежала слидом.


- Оленко, Оленко, отдай мне куклу! Вот я тебя! - догоняла сестричку Свитланка, и, держа большую книжку „казки” в руках, больно ударила ее, от чего все страницы книги рассыпались. Оленка уцепилась в руденьки косички сестры и они, борюкаючись и драпая одна одну, покатили по полу.


Маленькая кукла, которая была в руках Оленки, закатилась под стол. И вдруг она замигала очками и свелась на свои маленькие ножки.


- Брити-тим-брити-бом! - воскликнула она.


А девочки, не поняв, что творится, начали уменьшаться, уменьшаться, аж пока сделались величиной с с орех. Еще миг и Оленка начала суживаться и ... превратилась в блестящую голочку, а Свитланка, наоборот, начала раздуваться и стала... маленькой подушечкой для голочок. Теперь на полу лежала маленькая подушечка со встромленою у нее маленькой голочкою.


„ой, что же это мы наделали? - подумала Голочка. - Как же мне плохо сейчас, я же колю свою родную сестричку. Наверное, ей больно сейчас!”


- Ну, что мои дорогие! Как вам сейчас, удобно? Это тебе за то, Оленко, что ты всегда старалась принизить и вколоть словами свою сестричку, вот теперь будешь колотить ее, пока... пока вы вместе не придете к соглашению и не поймете, как некрасиво совершали. И ты, Свитланко, также часто надувала губки и сердилась на сестру. А как вам снова стать девочками, об этом написано в книге „казки”, которую вы только что порвали.


Девочки растерянные и оробелые притихли. Они старались даже не двигаться, чтобы не причинять боль одна одной. А кукла, сказав это, перевальцем попрямувала на пласмасових ножках к коробке с игрушками и, перекинувшись через стенку, ввалившаяся вглубь.


- Ой, как же мне больно! - вскрикнула Свитланка-Подушечка.


- Свитланко, сестричка, как же мне жаль, что я тебе такой боли наношу! - промолвила Голочка-Оленка.


- Надо нам, Оленко, найти ту книжечку „казки”, которую мы сегодня порвали и попробовать составить ее, а там и ответ найдем, как и обещала кукла.


- Хорошо, давай попробуем! Но как? Мы же ходить не можем. Ой, смотри, идет тот мишка, которого мы утром порвали. Может, он поможет? - выскакивая из Подушечки, сказала Голочка.


А к ним и в самом деле приближался мишка. Шел он пошатываясь, а в левой лапке нос оторванную девочками правую лапку.


- Здравствуй, Голочко и Подушечка! Знаю я о вашей беде, кукла не раз уже грозилась, что превратит вас в беспомощных и маленьких. Так она и сделала, так как эта кукла - волшебница. Может, я вам помогу, хотя и нанесли вы мне боли. Помните? Лапку оторвали.


Голочка и Подушечка только потупили взор наземь. Им сейчас было очень жаль мишки, которого они так обидели.


- Листочки книжки разлетелись по всей комнате, а без нее вам не освободиться от чар. Я бы принес вам их, сколько смог, и вот кавычки одной не имею. Помогите мне, то и я вам помогу! - улыбнулся ведмедик.


Голочка замигала очками в знак согласия.


- А вот вам и Нить. Теперь пришивай, Голочко. Но аккуратно, чтобы было, как когда-то, - сказал ведмедик.


Голочка шила, шила аккуратно, хорошо, крепко, так что и следа не оставалось от порванного. „ой, и устала я, но же как хорошо вышло. И зачем же мы порвали такую красивую игрушку?” - думала себе Голочка, переводя дыхание от трудной работы.


- Ты - мастерица на славу! - воскликнул счастливый мишка, любуясь пришитой лапкой, а через миг побежал собирать листочки из книжки.


- Вот вам, это все страницы. Ищите свое спасение. А мне уже пора.


- Мишке, мишке, стривай, скажи всем игрушкам, чтобы пришли к нам утром. Мы хотим в них извинение попросить! - воскликнула Оленка.


- Хорошо, девочки, скажу. Бывайте! - и, веселый и счастливый, подался к играшок.


- Оленко, зачем ты все игрушки зовешь? Они же на нас сердятся. Думаешь, они забыли, сколько несправедливости мы им причинили?


- Нет, сестричка, конечно, они не забыли. Тем не менее есть у меня одна мысль..... - и Подушечка, приклонившись к Голочки-Свитланки, долго что-то шептала ей на ушко.


Целую ночь сестрички шили, мастерили, суетились, и Нить им помогала. И вот настал утро. Голочка и Подушечка, измученные и сонные, прислонились одна до одной. Но только они задремали, как встрепенулись от тарарама, который звучал из соседней комнаты. Через какую-то минутку оттуда потащилась целая вервечка разнообразных игрушек. Возглавляли эту процессию их приятель-мишка и кукла-волшебница.


- Слышали мы девочки, что вы хотите вы нам что-то сообщить, - начала разговор золотоволосая кукла. - Говорите, а мы послушаем. Так ли, игрушки?


- Так, так, - взволнованно загудели игрушечные звереныши, куклы, машинки и другие постояльцы игрушечной коробки.


Голочка и Подушечка встали:


- Любе наши игрушки, просим извинения за наше плохое поведение, за то, что не уважали вас, не берегли, а лишь рвали и ломали. Никогда больше такого не повторится. Обещаем. А еще мы для вас всех приготовили подарки, которые смастерили самые. Подходите ближе и мы каждого одарим. Вот тебе, коньку, седельце новое, так как то, что было раньше мы порвали. А тебе, обезьянка, сумочка, будешь туда составлять игрушечные бананы.


В скором времени все игрушки радовались какой-то обновкой или полезным подарунком.


- Благодарим вас сестрички, - сказал за всех игрушек мишка, - а теперь еще и от нас держите подарок. Вот вам крепкий клей, им вы сможете страница за страницей полечить книжку.


- Какой красивый подарок! Давай, Оленко, приклеивай быстрее!


Спустя некоторое время все страницы уже были на месте. Тем не менее девочки вопреки всему так и оставались Голочкою и Подушечкой. Аж вот к ним подошла золотоволосая кукла, которая до этого времени держалась в стороне.


- Ну вот, девочки, книжку вы полечили, у игрушек извинения попросили... Я думаю, что в дальнейшем вы будете их уважать и уважать. Так вот откройте теперь книжку и из первых букв каждой сказки составьте слова, трижды их промолвите и снова станете бывшими девочками, еще гарнишими, как были.


- Б-р-и-т-и б-о-м, б-р-и-т-и т-и-м, - быстро найдя нужны буквы, выговорили девочки.


- Б-р-и-т-и б-о-м, б-р-и-т-и т-и-м. Б-р-и-т-и б-о-м, б-р-и-т-и т-и-м. Ура! Мы снова девочки, ой как же хороше! А игрушки? Что с ними и чему они не двигаются? - растерялись Свитланка и Оленка, роззираючись кругом.


Возле них уже не было тех живых игрушек, которые говорили с ними, советовали и помогали. Игрушки, как заведено в жизни, просто лежали на полу. И девочки, ничего не говоря одна одной, осторожно брали их одну за одной и несли в игрушечную коробку.


- Смотри, а вот и наш мишка, да еще и будто улыбается. Спасибо тебе, мишке. А золотоволосую куклу мы поставим высоко на полочку, чтобы она напоминала, что мы обещали ей и всем играшкам.


Из того времени не было между девочками споров. И игрушек они не обижали, помня, как это плохо - быть Голочкою ты Подушечкой.



09.05.2021

Вернуться назад