Сказка-небылица  

Главная - Сказка-небылица  


Сказка-небылица


оки мы с няньом ґаздували, деда не женили: ни печи, ни лавы. А дидо не хочет из печи слезть без бабы. Была в нас една муха, а второй комар. Это большие волы пестрые и говорят: „сеґинь, сеґинь”. А комар как укусит, то говорит: пень!


Пошел я в чащу, выволок кильканадцять буков - без едного не двадцать. Привоз домов, тоншими концами привязал на муху и на комара - совершил дом большую. Печь поставил на двое челюстей. Тогда пошел, кильканадцять - без едного не двадцать - михив ярцю, ржи и другого збижжя собрал. Привоз в мельницу - мельник колисся тешет, а мельница пошла по ягоды. Пошел я, собрал кильканадцять - без едного не двадцать - бочок паленки, рома и всякого напитка. Привоз домов - а амбар пороздопирана, довольно к амбару зайти. Был у меня еден сверлик; попроверчував я им стены, позакочував бочки к амбару. И был у меня еден кабан-годивник - в клетке семнадцать лет молоко паренное пил; не мож было его никак убить деду на свадьбу. Послал я по канон и кабана с канона устрелив, так как иншак не мож было приступить к нему. А то на святое воскресенье было. Увидила ворона, имила кабана у лапы, подняла и пустила на лед. Розчахнувся кабан на льду: собрал я семнадцать людей с ношами, внесли того кабана в хищные и освежевали. Идти бы меня людей гостить тех: зашел я к амбару - аж занесла беда блоху. Паленку повипивала, и как сия упила, то и бочки, и обручи погрызла. Зашел я к хищные - аж занесла беда муху: взяла кабана на крылья, еще и кровь полизала.


Ни печи, ни лавы; дидо без бабы не хочет из печи слезть. Тогда что совершать? Была у меня една кобыла: я задов за ремень топирець и - цу-цу-цу! - иду. Пока шел, топирець уток и далеко в мочари пасется. Я сия линував идти по него - пусть пасется! Подсек вербу и заглядываю назад себя, а верба выросшая к небу! Этого мне надо: пошел я на небо, так как стилько на свадьбу деду наладил, да и поэтому прока не является. Вышел на небо: позазирав, а верба ввалившаяся, так как кобыла подорвала вербу.


Был у меня мих пепла, а второй - половы. Стал я сучить мотуззя из того: сверху мотуз прирву, а внизу надторочу. Так сошел я к середине свита, видти вниз скочив - и застряг-ем по грудь в земле. Побежал домой по лопату и выкопался. Увидив на болоте дикого селезня: была бы деду хотя птица на свадьбу! Бросил топирцем - селезень уток, железо всплыло, а топорище упало в болото на низ. Что совершать? Выломил себе вилы, стал болото разгребать за топорищем. И не мог его выгрести, так как сбегает судьбы. Был у меня шваблик - я болото зажег, болото сгорело, железо сгорело, а топорище всплыло. Пришел я домов - дидо пошел с бабой венчаться уже. Тогда совершил я большой балл и пруд играти, танцевать. Я и не видов, которые там были михи поприпирани с водой; завзбирался за мих шарканцем и вылил тоту воду из миха. Гости сия пустили и меня хотели имити, а я убежал. Забился в кухню у паклю: а здесь канониры шли стрелять. Забили меня в канон с паклей и выстрелили в верховину, в едну пихту. Но, да и конец: став-ем на весло, да и здесь меня принесло, да и тут-ем сел, да и сказку оповив.



17.12.2017