Сказка об иваньку-дурачка  

Главная - Сказка об иваньку-дурачка  


Сказка об иваньку-дурачка


или-були себе дед и баба. И было в их три сыны: Григорий - старейший, Степан - середульший и иванька - наименьший. А старшие ребята очень не любили своего меньшего братца, били его, ругали, прогоняли от себя, насмехались.


Жили они, жили, баба умершая. А как пришло время умирать деду, то он позвал к себе сынов да и говорит.


- Это же, синочки, слушайте, то так и делайте, как я скажу. Живите себе дружно и мирно, хазяйствечка глядите, не зобиджайте друг друга. И как вы меня похороните и одпоминаете, то чтобы три ночи ходили поочередно мою могилу стеречь.


Умер старый отец. Плакались-плакали сыны, аж осунулись. И пока же его плакать, слезами горю не поможешь. Надо отца ховать и поминать. Поховать-то похоронили, а вот поминать бросились, то столько хлопоты вискипалося! Хазяйствечко было в их небольшое, а для поминок надо было и теленок заризать, и поросенок заколоть.


А мимо их двора утром и вечером гнали стадо царскую. Что тии скота шло видимо-невидимо! Вот брать и стали думать и гадать, как бы то заманит себе какую скотину в двор. Да и надумали. Григорий и говорит.


- А давайте-но поделаем хлева над дорогой. Худобка домой вечером спешит, то, мож, какое-то ошибется да и ускочить в хливець.


Как надумали, так и сделали. Понавозили леса да и давай делает хлева добротные, из толстого тесанного дерева. А иванька плетет себе хливчик с тоненьких, с зеленым листячком веточек, которые их братья обчухрують и побросают. Брать из него смеются.


- Что это ты, дураку, делаешь? И разве твой хлев на хлев похожий? Ну какая глупая скотина туда пойдет? Сказано. иванька-дурачок, так оно и есть.


А иванька их не слушает, плетет себе дальше. Вот уже и кончили работу. Стоят Грицькив и Степанив хлева как звон, а иваньчин хливець, такой себе плохонький и зелененький, сбоку возле них прислонился. Настал вечер. Повиходили ребята к своим хливцив, чтобы как ускочить какая скотина, так затворит ее там. И только что такое? Идет скот мимо больших новых хлевов и не заглядывает к ним, а к иваньчиного хливця целый табун набился. Потащится скотина за листочком да и зайдет ненароком в хливець. Здесь иванька и затворил дверь. Братьям хотя и сердито было, и что сделаешь?


Немного скота порезали, поскликали кухарок да и давай готовится к поминкам. Созвали на поминки все село, и так хорошо отца одпоминали, что ну!


Так. Одпоминать одпоминали, надо вечером Грицькови идти отцовскую могилу сторожувать. Взял он свитку, взял посошок, пошел. Пришел он к могиле, сиделся-сидел и тогда и говорит.


- Ге, и это я так целую ночь буду сидите? Не такой я уже глупый, чтобы никому не нужную могилу сторожувать.


Прославил свиту на могиле, лиг да и захрапел. Утром встал, протер глаза и поплентався домой. Спрашивают его дома.


- Ну, что же ты там видел? Страшно ли было?


- И нигде ничего и не видел, и не слышал,- говорит Григорий.


Настал второй вечер. Пошел Степан к могиле. Да и себе проспал ночь и не видел ничего. А как пришло время иваньци идти сторожувать, то брать ему и приказывают:


- И гляди, не спи там, а то ты, сякий-такий лоботряс, не будешь так как надо сторожить.


Пошел иванька, сел на могиле да и думает, как это ему дальше жить. Брать его ненавидят, издеваются над ним. И так ему тяжело и горько и на братьев своих обидно. Аж в полночь что-то как загремит, земля как затрясется - могила раскрылась. Вылез из могилы отец. Обрадовался иванька, который отца увидел, подбежал к нему, обняли они и аж заплакали. Занимали тогда вдвоем на могиле, говорили всю ночь, говорили, и уже и свитать стало.


- Ну, сынку, давай простимся. А за то, что ты не спал, так, как твои братья, а стерег могилу, я тебе что-то дам. На тебе, сынку, эти три волосинки, они тебе сдадутся.


Дал иваньци отец три волосинки, простился с ним да и полез в могилу. Загудела земля, затряслась могила - где все и делось, будто и не было ничего. иванька подумал бы, что снилось ему все это, так волосинки в руках. Заплакал он, поцеловал креста на могиле, запрятал волосинки в шапку да и пошел, плача, домой. Пришел он домой, стал розказувать братьям, которые ему было, а они не верят и насмехаются. Проспал, будто, дурак, на могиле, так ему и приверзлося такое.


- иди,- говорят,- свиней вон пасты, однако из тебя дела не будет, из дурака такого.


Так они и стали жить. Хазяйствечко хороше приобрели, все бы хорошо было. И только же как и раньше ненавидят Григорий и Степан иваньку. Заставляют всякую трудную работу делает, свиней пасты.


А в той стране и жил царь. И была в того царя дочь - такая уже красавица писаная, что ну! Много царевичей и княжевичив хотели ее взять, и никому царь не хотел свою дочурку оддавать. Вот он и придумал. Посадил царевну на столбе на высокому и приказал, чтобы те, кто хочет ее взять, на конях приехали к тому столба. И кто на кону доскочит к царевне, то тот на ней и оженится. Услышали об этом и наши ребята. Стали Григорий и Степан и себе собиратись. Кормят овсом коней, чистят их, доспехи чинят. А иванька и говорит:


- Может, и я с вами поеду?


- И куда ты и себе между люди взбираешься? Куда тебе, грешному, к царевне? иди вот свиней пасты.


Занимали братья на коней да и поехали. А иванька пригнал свиней у лес, бросил в кусте козубеньку да и говорит:


- Вы, опята, лезьте в козубеньку, а вы, свинки, паситесь! А сам насобирал хвороста, разложил огонь и положил туда волосинку - ту, что отец ему дал. А здесь где не взялся из огня конь. И такой красивый, такой красивый, что и розказать нельзя! Подставил он правое ухо иваньци, тот туда влез, а из левого уха вышел такой красавец, так хорошо одетый - чисто тебе царевич или королевич! Сел он на коня, а конь его и спрашивает человеческим голосом:


- Куда тебя, мой хозяин, нести? Или ввиш дерева, или впивдерева, или по травке-муравке?


- Неси меня, коню, по травке-муравке,- говорит Иван.


Конь его и понес. Приехали они к тому столба, что царевна на нем сидела. Кругом людей - тьм-тьмущая! Понасходились смотреть, кто же то царевну достанет. Вот стали все конями в один ряд, разогнались и поскакали к столбу. И только быстро кто-то на своем красивом кону, и сам, как нарисованный, всех обогнал и имело не доскочил к царевне. Сколько кто не скакал после него, никто выше не доскочил. А тот мальчик где и делся. Брать же своего иваньку так и не узнали. Приехали домой, насыпали овса коням на ночь, чтобы завтра рано снова к столбу ихать.


А иванька возвратился у лес, пустил коня, переоделся в свою старую одежку, взял козубеньку с опятами да и погнал свиней домой. Заходит он в дом, а братья сидят за столом ужинают и говорят:


- и что это за царевич или королевич такой был? Когда бы, случайно, он царевны не забрал себе!


А иванька и говорит:


- А может, то я был?


- и тоже туда, между люди, взбираешься! Куда тебе к тому царевичу? На тебе вот картофелину и лезь спать под пич.


Смолчал иванька, съел картофелину да и заснул. А утром брать снова стали собираться ихать. Просился с ними и иванька, так они только посмеялись над ним, а с собой не взяли, послали свиней пасты. Вот снова пригнал иванька свиней у лес, пустил их под дубы желуди збирать, закинул козубеньку в кусте да и говорит:


- Вы, опята, лезьте в козубеньку, а вы, свинки, паситесь. А сам, так как и тот раз, насобирал хвороста, разложил огонь и положил другу волосинку. И где не взялся из огня конь. И красивый такой, что и не насмотрится. Еще луччий, чем тот был, доспехи на нем серебром сияет, сам так и танцует. Подставил конь иваньци правое ухо, тот улиз, а в левое вылез. И такая одежда на нему красивая, что и не впизнать иваньку. А конь его и спрашивает человеческим голосом:


- Куда же тебя, мой хозяин, нести: или ввиш дерева, или впивдерева, или по травке-муравке?


- Неси меня впивдерева,- говорит иванька.


Конь его и понес. И снова иванька всех опередил и чуть-чуть не доскочил к царевне.


Народ испытывает удивление: где такой красавец-молодец взялся?


А иванька возвратился у лес, пустил коня, переоделся в свою одежку и погнал свиней домой. Заходит в дом, а Григорий и Степан такие сердитые за столом сидят и вечерять не ужинают, шмат в горло не лезет. Говорят.


- Вот, сякий-такий, где он вискипався! Таки заберет себе царевну и пивцарства.


А иванька и обзывается из-под печи.


- А может, то я был?


Григорий и Степан, хотя какие сердитые были, а чуть стороны не понадривали со смеха.


- Лежал бы там украдкой, дурак такой!


На третий день едут снова Григорий и Степан. Уже и доскочит к царевне не надеются. Просился иванька с ними, так куда там!


А иванька снова пустил свиней у лес, бросил козубеньку в кусте да и говорит.


- Вы, опята, лезьте в козубеньку, а вы, свинки, паситесь.


Сам насобирал сушняков, зажег огонь и положил третью волосинку. Где и взялся из огня конь. И такой уже конь, что и у царя такого не было! Доспехи на нем золотом сияет, а он так и гарцует. Влез иванька коню в правое ухо, в левое вылез. А одежда на нему еще лучшая, чем тот раз была. А конь и спрашивает человеческим голосом:


- Как тебя, мой хозяин, нести, или ввиш дерева, или впивдерева, или по травке-муравке?


- Неси меня ввиш дерева.


Конь его и понес. Только он к столбу подъезжает, а все на него так и оглянулись и расступились перед ним. Здесь иванька как разогнался и - доскочил к царевне. А в той наготове уже перстень золотой был. Так она ему тот перстень в лоб и вогнала из разгона. Ну иванька то доскочил да и поехал оттуда быстро. Никто и не увидел, где он делся. А иванька приехал у лес, пустил коня на волю, замотал лоб онучей, чтобы перстня не видно было, взял козубеньку с опятами и погнал свиней домой. А дома уже и братья приехали. Занимали да и говорят:


- Ну, что это таки за царевич или королевич такой был?


- и з которой он государства сюда приехал? А иванька из-под печи.


- А может, то я был?


- Цить, дураку, как не хочешь буть битым! Ты лучше скажи, где ты вот лоб разбил, или чего он у тебя онучей замотан?


- И это я в лесе зацепился и упал на пенек да и разбил,- говорит им иванька.- Ну, братья посмеялись-посмеялись из него да и спать заключались. А на второй день царь приказывает всех ребят из всего царства согнать к себе в двор. Царевна будет ходить, будет искать того, кому она перстень в лоб вогнала. иваньку туда не погнали, так как разве кто мог подумать, что свинопас и к царевне доскочил? Искала-искала царевна своего жениха и не нашла. На второй день тоже не нашли. А уже на третий день царь приказал, чтобы сгоняли от малого до старого всех - и багачив, и наймитов. Не хотел иванько идти, и погнали. Вот ходят по рядам царь и царевна, ищут. Доходят к иванька, а в его лоб онучей замотанный. Царевна как дернет за онучу, да и зорвала ее из лба. А перстень как засияет! Брать иваньчини аж занемели из дива такого. А царевна и иванька вступили в брак, взяли себе пивцарства да и жили мирно и тихо долго.



16.12.2017