Королик и Медвидь  

Главная - Королик и Медвидь  


Королик и Медвидь


шов Медвидь с Вовкой по лесу, аж вот зацвиринькав какой-либо птичек в судорогах. Подошли ближе, а то маленький птичек с задранным хвостиком скачет по ветвям да и цвиринькае.


- Волчку-братцу, а сие что за птичек так хорошо поет? - спросил Медвидь.


- Цить, Медведю, сие Королик! - шепнул Вовка.


- Королик? - шептал и себе же испуганный Медвидь.- Ой, то в таком случае надо ему поклониться?


- Авжеж, - говорит Вовка, и оба поклонились Короликови вплоть до самой земли. А Королик даже не смотрит на них, скачет себе из ветви на ветвь, цвиринькае и все задранным хвостиком махает.


- Ли вишь, какое малое, а какое гордое! - брюзжал Медвидь. - Даже не глянет на нас! Интересно бы было хотя раз заглянуть, как там у него в палате!


- Не знаю, как оно будет,- сказал Вовка.- Я хотя и знаю, где его палата, но заглядывать к ней никогда до сих пор не подумав.


- А что, страшно разве?


- Страшно не страшно, а так как-то не выпадало.


- Ну, ходим, мне нужно заглянуть! - сказал Медвидь. Пришли к дуплу, где было Короликове гнездо, и только что Медвидь хотел заглянуть досередини, аж здесь Вовка сип его за полу.


- Медведю, - шепнул, - стой!


- А что там такое?


- Не видишь, вот Королик прилетел! А вот и его Королева. Не подобие нам заглядывать при них.


Медвидь отошел с Вовкой в судороге, а Королик и его женщина влетели к свойого дупла, чтобы накормить своих писклей. Когда по волне повылетали прочь, приблизился Медвидь к дуплу и заглянул досередини. В дупле было как в дупле: прогнившее дерево, немного перо настлано, а на пере пятеро маленьких Короленят.


- Ну, сие должны быть королевская палата! - вскрикнул Медвидь. - И сие какая-то нищенская нора. А отси голопуп'ята - это королевские дети? Тьфу, да и плохие же потерчата!


и, сплюнув сильно, Медвидь хотел идти себе прочь, аж здесь маленькие королики как не запищат в гнезде:


- Го, го, господин Медведю! Это ты на нас плюешь? Что мы тебе за потерчата такие? Мы честных родителей честные дети, а не никакие потерчата. За сие оскорбление тебе нужно нам тяжело вилповисти.


Медведеви аж мороз пошел вне кожи от сего вопля. Он якмога быстрее побежал от плохого дупла, забег в свою гавру, сел там да и сидит. А малые королики в гнезде как раскричались, то уже кричали неутихая, пока отец и иметь не прилетели.


- Что здесь такое? Что произошло? - спрашивают старики и подают детям то мушки, то хробачки, что которое насобирало.


- Не хотим мушек! Не хотим хробачкив! Подышим из голода, а не будем ничего есть, пока не узнаем, или мы потерчата, или честных родителей честные дети.


- И что вам такое произошло? - подвергают допросу старики.


- Был здесь Медвидь и назвал нас потерчатами, еще и наплевал в наше гнездо, - скажут малые королики.


- Или так! - крикнул старый Королик и, не думая долго, снялся да и полетел к Медведевои гаври.


- Ты, старый Бурмиле, - сказал он, сев на гилляци над Медведевою главой, - что ты себе думаешь? С которой причины ты моих детей потерчатами прозываешь, еще и в мое гнездо плюешь? Тебе нужно мне за сие тяжело ответить. Завтра, скоро мир, становись за мной к кровавои войне.


Что имел Медвидь делать? Война, то война. Пошел звать себе всех зверей в помощь: Вовки, Кабана, Лысая, Барсука, Серну, Зайца, который только бегает по лесу на четырех ногах. А Королик и себе же поскликав всю пташню, а еще больше лесной мелкоты: мух, чмелив, шершней, комаров, - и говорил им чиниться на завтра к большой войне. Вечером сошлись все на совещание, как со зверями воевать.


- Слушайте, - говорит Королик,- надо нам кого-то выслать на звидини к вражескому лагерю, чтобы мы знали, кто в них генерал и которое их лозунг.


Совет в совет, выслали Комара, так как сей наименьший и найхитриший. Полетел Комар к медвежого лагерю, а там именно совещание начинает.


- Что нам начинать? - говорит Медвидь. - Ты, Лысое, найхитриший между всеми зверями, ты нам будь за генерала.


- Хорошо, - говорит Лиса. - Видите, если б же со зверями было дело, то нам бы наилучше иметь Медведя за генерала, но сим вместе нам надо иметь дело с той крылатой мелкотой, то, может, я вам здесь более помогу. Так как здесь главная вещь - глаз быстрый и ум деликатный. Слушайте же, который у меня план. Вражеское войско будет летать в воздухе, то правда. Но нам о нем безразлично. Мы ходим просто в Короликового гнезда и заберим в неволю его детей. Скоро их будем иметь в руках, то принудим старого Королика, чтобы закончил войну и подвергнулся нам, и тогда мы выиграли.


- Славно, славно! - закричали все звери.


- Значит, - говорил дальше Лиса, - надо нам идти густой лавой, держаться груды, так как там у неприятеля есть и орлы, и коршуна, и всякая плохая птица; как будем идти в розницу, готу нам глаза выдалбливать, абощо. А вместе, то все безопаснее.


- Правда, правда, - крикнул Заец, у которого на самое упоминание об орлах аж ноги затряслись.


- Я буду идти впереди, а вы все за мной, - говорил дальше Лиса. - Видите мой хвост, - сие будет у нас боевая хоругов. Все имеете пристально смотреть на мой хвост. Пока я буду его держать просто кверху, то знак, что все безопасно, что можно идти смело. Если бы я завитрив где-то какую-то засаду, то сейчас наклоню хвоста троха вдолину; то знак для вас, что имеете идти троха помалише и осторожно. А если бы уже совсем беда была, тогда я заслоню хвост между ноги, а вы все тогда втекайте во весь дух.


- Славно, славно! - закричали все звери и очень величали Лисову благоразумие. Комар, выслушав весь тот премудрый план, полетел к Королика и рассказал ему все подробно.


На второй день, скоро мир, собрались звери к походу. Земля дуднить, ветки хрустит, рев, вопль и писк по лесу, аж сумм побирае. А со второй стороны птаство начало слетаться: воздух шумит, листву из деревьев сыплется, вопль, гам, кракання, что не дай господы. Густой лавой идут звери просто к Короликового гнезда; густой тучей летает свыше ними пташня, и что, не может их остановить. И старый Королик о сем не заботится. Увидев Лысая, как сей гордо машеруе впереди войска с хвостом, будто свечка, приподнятым вверх, он позвал Шершня и говорит к нему:


- Слушай, племянник! Видишь ты вон сей Лису? Сие вражеский генерал. Полеты во весь дух, сядь ему на живот и жали что имеешь силы.


Шершень полетел да и просто Лисе на живот. Услышала Лиса, что что-то там шпортае у него на животе; вот-вот бы снизил хвост и обигнався, но нет, его хвост ныне - боевая хоругов, нельзя! Аж здесь Шершень как не шпигне Лысая в именно болевое место!


- Ой горюшко! - вскрикнула Лиса и снизил хвост наполовину.


- Что там? Что там? - загомонили звери.


- Наверное... какая-то... засада, - пробубонив Лиса, а сам аж зубы стискивает из боли.


- Засада, засада! - пошел голос между зверские ряды. - Осторожно, браття, так как засада.


И в той волне Шершень как не ужалит Лысая что имел силы! Лиса как не завоет из боли, как не подскочит на пивликтя вверх, как не заслонит хвост между ноги и втеки! А звери уже не спрашивали, что там произошло, а в переполохе как не бросятся наутек куда кто мог, одни через вторых. А птицы, осы, комаре, шершне за ними, на них, бьют свыше, дзьобають, рвут, кусают. Страшна была резня! Звери, которые не погибли, те порозбигалися и попрятались по ямах, а Королик со своими птицами и насекомыми получил знаменитую побиду.


Радостно прилетает Королик к свойого гнезда и говорит к детям:


- Ну, дети, теперь можете есть, так как мы отнесли знаменитую побиду над зверями.


- Нет, - говорят короленята, - не будем есть, пока Медвидь не придет сюда и не извинится нас.


Что было делать? Полетел Королик к Медведевои гаври, сел на гилляци над его главой да и говорит:


- Ну, Бурмиле, а вкусно воеваться с Короликом, га?


А Медведя, что в войске шел из самого зада, во времени переполоха добре-таки кабаны, серны и олене копытами под ребра потолочили, так что он лежал и только охав.


- иди, дай мне покой, - буркнул он. - И десятому запрещу, чтобы с тобой не затрагивался.


- Нет, племянник, сего недостаточно, - сказал Королик. - Тебе нужно пойти к мойого дупла и извиниться моих детей, так как когда нет, то еще тебе хуже бедствие будет.


Не было что соревноваться. Должен был Медвидь идти и извиниться короленят, что они не являются скупыми потерчата, а честных родителей честные дети.


Аж тогда короленята удовлетворились и начали снова есть и пить.



16.12.2017