Котигорошко  

Главная - Котигорошко  


Котигорошко


ув себе один мужчина, имел шестеро сынов и одну дочь. Пошли они в поле пахать и приказали, чтобы сестра вынесла им обод. Она говорит.


- А где же вы будете пахать? Я не знаю. Они говорят.


- Мы будем тянуть ломоть от дома вплоть до тии нивы, где будем пахать,- это ты за той бороздой и иди.


Поехали.


А змей жил над тем полем в лесе и взял тую ломоть закатил, а свою извлечение к своим дворцам. Вот она как понесла братьям обедать и пошла за тем ломтем и до тех пор шла, аж пока зашла к змиевого двору. Там ее змей и вхопив.


Поприходили сыны вечером домой да и говорят матери.


- Весь день пахали, а вы нам не прислали и пообедать.


- Как-то не прислала? Ведь Оленка понесла, да и до сих пор ее нет. Я думала, она с вами возвратится. Или не заблукалась?


Брать и говорят.


- Надо идти искать ее.


Да и пошли все шесть за тем ломтем и зашли таки к тому змиевого двору, где их сестра была. Приходят туда, когда она там.


- Братцы мои милые, где же я вас деваю, как змей прилетит? Он же вас поест!


Когда это и змей летит.


- А,-говорит,- человеческий дух пахнет. А что, ребята, биться или мирится?!


- Нет,- говорят,- биться!


- Ходите же на железный ток!


Пошли на железный ток биться. Не долго и бились, как ударил их змей, так и загнал в того ток. Забрал их тогда только живых да и закинул к глубокой темнице.


А тот мужчина и женщина ждут да и ждут сынов,- нет. Вот однажды пошла женщина на реку стирать, когда же котится горошинка по дороге... Женщина взяла горошинку да и из'ила.


Со временем родился у нее сын. Назвали его Котигорошком.


Растет да и растет тот сын, как из воды,- не много лет, а уже большой вырос. Однажды отец с сыном копали колодец,- докопались к большому камню. Отец побежал звать людей, чтобы помогли его выбросить. Пока отец ходил, а Котигорошко взял да и выбросил. Приходят люде, как глянули - аж поторопили, так испугались, что в его такая сила, да и хотели его убить. А он подбросил того камня вверх да и подхватил,- люде и повтикали.


Вот копают дальше да и докопались к большому шмату железа. Извлечение его Котигорошко да и забрав.


Вот и спрашивается раз Котигорошко у отца, в матери.


- Где-то должны были у меня быть братья и сестры.


- Е-е, - говорят,- сынку, была у тебя и сестра и шестеро братьев, и такое и такое им случилось.


- Ну,- говорит он,- так я же пойду их искать. Отец и иметь уговаривают его.


- Не иди, сыну, шестеро пошло, и погибло, а то ты один чтобы не погиб!


- Нет, таки пойду! Как же таки свою кровь и не освободить? Взял то железо, который выкопал, да и понес к кузнецу.


- Скуй,- говорит,- мне булаву, и большую!


Как начал кузнец ковать, то сковал такую, что всилу из кузницы вынесли. Взял Котигорошко тую булаву, как замахнул, как бросил вверх... Да и говорит к отцу.


- Лягу я спать, а вы меня возбудите, как будет лететь она через двенадцать суток.


Да и лиг. На тринадцатые сутки гудит тая булава! Возбудил его отец, он схватился, подставил пальца, булава как ударилась об него, так и розскочилася надвое. Он и говорит.


- Нет, с этой булавой нельзя идти искать братьев и сестру,- надо сковать другу.


Понес ее снова к кузнецу.


- На,- говорит,- перекуй, чтобы было по мне!


Выковал кузнец еще большую. Котигорошко и ту швырнул вверх да и лиг снова спать на двенадцать суток. На тринадцатые сутки летит тая булава назад, ревет,- аж земля трясется. Возбудили Котигорошка, он схватился, подставил пальца,- булава как ударилась об него,- только немножко согнулась.


- Ну, с этой булавой можно искать братьев и сестру. Печить, мама, буханке и сушите сухарци,- пойду.


Взял тую булаву, в сумку буханцив и сухарцив, простился, пишов.


Пошел за тем ломтем, за той давней, что еще немного знать было, да и зашел у лес. Идет тем лесом, идет да и идет, когда приходит к такому большому двору. Увиходить в двор, тогда в дом, а змея нет, самая сестра Оленка дома.


- Здоровая была, девушка! - говорит Котигорошко.


- Здравствуй, парень. И чего ты сюда зашел, прилетит змей, то он тебя съест.


- Итак, может, и не съест! А ты же кто такая?


- Я была одна дочь у отца и матери, и меня змей украл; а шестеро братьев пошло освобождать да и погибло.


- Где же они? - спрашивается Котигорошко.


- Закинул змей к темнице, и не знаю, или еще живые, или, может, и на попилець потрухли.


- Итак, может, я тебя освобожу,- говорит Котигорошко.


- Где тебе освободить? Шестеро не освободило, а то бы ты сам: - говорит Оленка.


- Хотя! - видказуе Котигорошко. Да и сел на окне, ожидается.


Когда это летит змей. Прилетел и только в дом - зараз.


- Ге,- говорит,- человеческий дух пахнет!


- Где бы то не пах,- одказуе Котигорошко,- когда я прийшов.


- Эй, мальчик,- а чего тебе здесь надо? Биться или мирится?


- Где то уже мирится,- биться! - говорит Котигорошко.


- Ходим же на железный ток!


- Ходим! Пришли. Змей и говорит.


- Бей ты!


- Нет,- говорит Котигорошко,- бей ты впереди!


Вот змей как ударил его, так по косточки и вогнал в железный ток. Вырвал ноги Котигорошко, как замахнул булавой, как ударил змея,- вогнал его в железный ток по колена. Вырвался змей, ударил Котигорошка,- и того по колена вогнал. Ударил Котигорошко вторично, по пояс змея загнал в ток, ударил утрете,- совсем убив.


Пошел тогда в погреб-темнице глубокие, одимкнув своих братьев, а они только что живые. Забрал тогда их, забрал сестру Оденку и все золото и серебро, которое было у змея, да и пошел домой.


Вот идут, а он им и не признается, что он их брат. Перешли там сколько дороги, сели под дубком покоиться. А Котигорошко притомился после того боя да и заснул очень. А те шестеро братьев и совещаются.


- Будут из нас люде смеяться, что мы шестеро змея не осилили, а он сам побил. Да и добро змиеве он себе все заберет.


Вот советовали-совещались да и урадили, теперь он спит, не услышит,- привязать его хорошо ликами к дубку, чтобы не вырвался,- здесь его зверь разорвет. Как урадили, так и сделали, привязали да и пошли себе.


А Котигорошко спит и не слышит того. Спал день, спал ночь, просыпается - привязанный. Он как стенувся,- так того дубка и вывернул с корнями. Вот взял тогда того дубка на плечи да и пошел домой.


Подходит к дому, аж слышит; брать уже пришли да и расспрашиваются в матери.


- А что, мама, или в вас еще были деть?


- И как же? Сын Котигорошко был и вас пошел освобождать. Они тогда.


- Это же мы его привязали,- надо бежать и одип'ясти.


А Котигорошко как пошпурить тем дубком в дом,- за малым дома не розваляв.


- Оставайтеся же, когда вы такие! - говорит.- Пойду я в свита.


Да и пошел снова, на плечи булаву взяв.


Идет себе и идет, когда смотрит - видтиль гора и видсиль гора, а между ними мужчина, руками и ногами в те горы вперся да и розпиха их. Говорит Котигорошко.


- Бог помоги!


- Дай бог здоровье!


- А что это ты, мужское, делаешь?


- Горы распихиваю, чтобы путь був.


- А куда идешь? - спрашивает Котигорошко.


- Счастье искать.


- Ну, то и я туда. А как ты носишь название?


- Вернигора. А ты?


- Котигорошко. Ходим вместе!


- Ходим!


Пошли они. Идут, когда видят: мужчина среди леса как махнет рукой - так дуби и выворачивает с коринням.


- Бог помоги!


- Дай бог здоровье!


- А что ты, мужское, делаешь?


- Дерева выворачиваю, чтобы идти было просторнее.


- А куда идешь?


- Счастье искать.


- Ну, то и мы туда. А как носишь название?


- Вернидуб. А вы?


- Котигорошко и Вернигора. Ходим вместе!


- Ходим!


Пошли втроем. Идут, когда видят - мужчина со здоровенными усами над рекой: как крутнув усом,- так вода и расступилась. Что и по дну можно перейти. Они к нему.


- Бог помоги!


- Дай бог здоровье!


- А что ты, мужское, делаешь?


- И воду одвертаю, чтобы реку перейти.


- А куда идешь?


- Счастье искать.


- Ну, да и мы туда. А как носишь название?


- Крутивус. А вы?


- Котигорошко, Вернигора, Вернидуб. Ходим разом.


- Ходим!


Пошли. И так им хорошо идти: где гора на дороге,- Вернигора перекинет; где лес,- Вернидуб вывернет; где река,- Крутивус воду одверне. Вот зашли они в такой большой лес,- когда видят, аж в лесе стоит хатка. Вошли в хатку, - никого нет. Котигорошко и говорит.


- Тут мы и заночуем.


Переночевали, а на второй день Котигорошко и говорит:


- Ты, Вернигора, зоставайся дома и вари есть, а мы втроем пойдем на охоту.


Пошли они, а Вернигора наварил есть да и лег покоиться. Когда кто-то стучит в дверь.


- Одчини!


- Не большой господин, одчиниш и сам,- говорит Вернигора.


Дверь одчинилися да и снова кто-то кричит:


- Пересади через порога!


- Не большой господин, перелезешь и сам.


Когда влезает старичок маленький, а борода на сажень волочится. Как ухопив Вернигору за чуба да и нацепил его на гвоздь на стену. А сам все, что было наваренное, выел, выпил, у Вернигоры из спины ремень кожи выдрал да и подался.


Вернигора крутивсь-крутивсь, как-то одирвав своего чуба космик, бросился снова варить; пока товарищи поприходили, уже доваривает.


- А чего ты опоздал с ободом?


- И задремал немного.


Наелись да и заключались Спать. На второй день устают. Котигорошко и говорит:


- Ну, теперь ты, Вернидубе, зоставайся, а мы пойдем на охоту.


Пошли они, а Вернидуб наварил есть да и лег покоиться. Аж


кто-то стучит в дверь:


- Одчини!


- Не большой господин, одчиниш и сам.


- Пересади через порога!


- Не большой господин, перелезешь и сам.


Когда и лезет старичок маленький, а борода на сажень волочится. Как ухопить Вернидуба за чуба да и нацепил на гвоздь. А сам все, что было наваренное, выел, выпил, в Вернидуба из спины ремень кожи выдрал да и подался.


Вернидуб барахтался, барахтался, как-то уже там из гвоздя сорвался да и нум быстрее обедать варить. Когда это приходит общество.


- А что это ты с ободом опизнився?


- И задремал,- говорит,- немного...


А Вернигора уже и молчит: догадался, что оно было. На третий день зостався Крутивус,- и с ним то самое. А Котигорошко и говорит.


- Ну, да и ленивые вы обедать варить! Уже же завтра вы идите на охоту, а я зостануся дома.


На второй день так и есть: те трое идут на охоту, а Котигорошко дома зостаеться. Вот наварил он есть да и лег покоиться. Аж громыхает кто-то в дверь.


- Одчини!


- Стривай, одчиню,- говорит Котигорошко.


Одчинив дверь,- аж там старичок маленький, а борода на сажень волочится.


- Пересади через порога!


Взял Котигорошко, пересадил. Когда тот взбирается к нему, взбирается.


- А чего тебе? - спрашивает Котигорошко.


- А вот увидишь чего,- говорит старичок и доп'явся к чубу и только хотел ухопити, а Котигорошко;


- Это ты такой! - и себе хап его за бороду, ухватил топор, поезд его к дубу, расколол его, заправил в расщелину дедову бороду и защикнув ее там.


- Когда ты,- говорит,- такой, дедушке, который сейчас к чубу берешься, то посиди себе здесь, пока я снова сюда приду.


Приходит он в дом,- уже и общество поприходило.


- А что обод?


- Давно вприв.


Пообедали, а тогда Котигорошко и говорит:


- А ходите лишь - я вам такое, чудо покажу, что ну!


Приходит к тому дуба, когда ни старичка, ни дуба нет: вывернул старичок дуба с корнем да и поезд так за собой. Тогда Котигорошко рассказал товарищам, которые ему было, а те уже и о своем признались, как их старичок за чуба цеплял и ремень из спины драв.


- Е,- говорит Котигорошко,- когда он такой, то ходим его шукать.


А где старичок того дуба тяг,- там так и знать, которая волочено,- они за тем следом и идут. И так дошли вплоть до глубокой ямы, что и дна не видно. Котигорошко и говорит.


- Лезь туда, Вернигора!


- А цур ему!


- Ну ты, Вернидубе!


Не захотел и Вернидуб, и Крутивус.


- Когда же так,- говорит Котигорошко,- полезу я сам. Давайте плести шнуры!


Наплели они шнуров, умотал Котигорошко руку в конец да и говорит:


- Спускайте!


Начали они спускать, долго спускали,- таки достигли до дна,- аж на иной мир. Стал там Котигорошко ходить,- аж смотрит, стоит дворец большой. Он вошел в тот дворец, когда так все и сияет золотом и дорогим каменьями. Идет он покоями,- аж выбегает ему навстречу короливна - такая красивая, что и в мире лучшей нет.


- Ой,- говорит,- мужское добрый, чего ты сюда зашел?


- И я, - говорит Котигорошко,- ищу старичка маленького, что борода на сажень волочится.


- Есть,- говорит она,- старичок, бороду из дубка освобождает. Не иди к нему,- он тебя убьет, так как уже много он людей побив.


- Не убьет! - говорит Котигорошко,- это же я ему и бороду защикнув. А ты же чего здесь живешь?


- А я,- говорит она,- короливна, и меня сей старичок украл и в неволе держит.


- Ну, то я тебя освобожу. Веды меня к его!


Она и повела. Когда так в самом деле, сидит старичок и уже бороду освободил из дубка. Как увидел Котигорошка, то и говорит.


- А чего ты пришел? Биться или мирится?


- Где уже,- говорит Котигорошко,- мирится - биться!


Вот и начали они биться. Бились-бились, и таки убил его Котигорошко своей булавой. Тогда вдвоем с короливною забрали все золото и дорогой каменья в три мешка да и пошли к той яме, что он спускался. Пришел да и гремит.


- Эй, брать,- или вы еще есть?


- е!


Он привязал к мотуза один мешок да и дернул, чтобы тянули.


- Это ваше.


Вытянули, спустили снова мотуз. Он привязал второй мишок.


- и это ваше.


и третий им оддав,- все, что добыл. Тогда привязал к мотуза короливну.


- А это мое,- говорит.


Вытянули те трое короливну, тогда уже Котигорошка надо тянуть. Они и роздумалися.


- Нащо будем его тянуть? Пусть лучче и короливна нам достанет. Пидтягним его вверх и тогда и пустим,- он упадет да и убьется.


А Котигорошко да и догадался, что они уже надумали что-то,- взял да и привязал к мотуза каменюку да и гремит.


- Тяните меня!


Они подтянули высоко, а тогда и бросили,- камень только гуп!


- Ну,- говорит Котигорошко,- добрые же и вы!


Пошел он тем свитом. Идет да и идет, когда надвинули тучи, как ударит дождь и град. Он и запрятался под дубом. Когда слышит,- на дубу пищат грифенята в гнезде.


Он залез на дуба да и прикрыл их свитой. Перешел дождь, прилетает большая птица гриф, тех грифенят отец. Увидел, что дети покрыты, да и спрашивает:


- Кто это вас накрыл? А дети говорят:


- Как не съешь, то мы скажем.


- Нет,- говорит,- не з'им.


- Там мужчина сидит под деревом, то он накрив.


Гриф прилетел к Котигорошка да и говорит:


- Говори, что тебе надо,- я тебе все дам, так как это впервые, что у меня дети зосталися живые, а то все я полечу, а здесь пойдет дождь,- они в гнезде и зальются.


- Вынеси меня,- говорит Котигорошко,- на того свит.


- Ну, добру ты мне загадку загадал! Ну, и хотя,- надо лететь. Возьмем с собой шесть кадовбив мяса и шесть кадовбив воды, то как я буду лететь и возвращу к тебе главу направо, то ты мне и вбросишь у рот шматок мяса, а как возвращу по левую сторону, то дашь немного воды, а то не долечу да и упада.


Взяли они шесть кадовбив мяса и шесть кадовбив воды, сел Котигорошко на гриф,- полетели. Летят да и летят, то гриф как возвратит главу направо, то Котигорошко ему и вбросит у рот шматок мяса, а как наливо - даст ему немного воды. Долго так летели,- вот-вот уже долетают к сему миру. Когда гриф и возвращает главу направо, а в кадовбах и кусочка мяса нет. Тогда Котигорошко одризав у себя икру да и бросил грифу в пасть. Вылетели вверх, гриф и спрашивается:


- Чего это ты мне такого красивого дал аж в конце?


Котигорошко и показал на свою ногу:


- Вот чего,- говорит.


Тогда гриф изрыгнул икру, полетел и принес целебной воды: как прислонили икру и покропили той водой,- она и приросшая.


Гриф тогда возвратился домой, а Котигорошко пошел искать своих товарищей. А они уже подались туда, где той короливни отец, там у него живут и ссорятся между себя: каждый хочет с короливною ожениться, то и не помирятся.


Когда это приходит Котигорошко. Они полякалися, думали, что он их повбивае. А он и говорит:


- Родной брать, да и то предали,- должен вас простить.


Да и простил. А сам вступил в брак с той короливною да и живое.



16.12.2017