Легенда о кобзе  

Главная - Легенда о кобзе  


Легенда о кобзе


олись давно на Украине, в глухом селе жила себе девушка. Не красотой прославлялась, не рукоделием, еще ли каким-то умением, ценным для девушек. А умелый услышать, о чем шепчут травы, о чем шелестят деревья, которая тугая в зозулиному «ку-ку», чему стонет земля, которая боль прячут в себе прадавни могилы. А потом все то перекладывала в песне. И полились они по Украине , и пели их все - каждому они проговаривали к сердцу. Знали о том чуде и за пределами Украины. Прочув и султан турецкий о том и решил похитить девушку - пусть о мне поет, пусть мою страну прославляют ее песни.


Темной ночи небольшой отряд янычар прокрался в село, схватили девушку и повезли в чужой край.


Привели к султану, он приказал запеть. Та девушка скрушно покачала главой и промолвила: «Даже в золотой клетке птичка не поет, к душе чужая земля не проговаривает...» Тогда разгневанный властитель приказал бросить девушку к тюрьме и держать там до тех пор, пока она не согласится петь. А к султану, прочувши о странной невольнице, поз'ижджалися гости. Тот приказал привести девушку - свирепствовал, кричал, заставлял петь, но из уст девичьих не злинув ни один звук.


Тогда в злости он прошипив по-змииному:


- Я прикажу палачу замучить тебя!


Хвильку повагавшись, девушка согласилась. Хотели переодеть ее в пышную одежду, и она отказалась, что тогда совсем не будет петь. Так в родной вишиваночци, перевязала главу лентой, одернула юбочку и пошла к залу. Слуга, который вел ее, нашептывал: «Кто тебя, красуне, слышал там, на Украине? А здесь весь мир о тебе будет знать, слава ляжет тебе к ногам!». И девушка презрительно измерила улесника глазами и ничего не сказала.


Когда зазвучала песня - все окаменели: песня проклинала неволю, звала на помощь родную землю, кляла поработителей и их властителя, выливала тугую за родным краем, единым в мире, дорогим и прекрасным... И едва розтали последние звуки песни, побелевший от злости властитель приказал замуровать девушку навеки в тюрьме. И хотя растроганные гости умоляли властителя отпустить певицу на волю, и он остался глухим.


Каждый, кто слушал ту песню, понес в души оскорблений непокоренной певицы и горькое мучение ее судьбы.


А песня свободной птицей полетела в родной край. Услышали ее краяни, загрустили, что девушка в неволе. Услышал о том и ее судимом, собрался идти освобождать, а его побратими, решили идти с ним: «Это не только твоя девушка в неволе - это наша украинская песня порабощена... » Длинная и тяжелая дорога была. Один за одним гибнули побратими. К тюрьме, где была мыла, дошел только сам один. И здесь его схватила сторожа. Отчаяние охватило мальчика, отчаяние сжало сердце, и сам собой выплеснулось пение. Тоскующая и умоляющая была песня, и сторожа, будто завороженная, отворила тюрьму и выпустила девушку.


Будто пара испуганных голуб'ят, бросились казак с девушкой прочь от страшного места.


А дежурные долго стояли, будто обалдели. А когда пришли в себя, то перепугались содеянного. Доложили султану, он затопотал ногами, требуя немедленно догнать втикачив.


А влюбленные изо всех сил спешили подальше от чужой земли. И вот услышали, за ними гонятся, заволновались. Тогда и сказала девушка к своему суженому: «Прощавай, любимый. Меня сейчас не станет... И ты всегда будешь слышать мой голос, будешь петь мои песни. Крепись, казачье, тяжелое мучение выпадет сейчас на твою судьбу...»


Прижалась к своему милому... Так и захватили их преследователи. И лишь притронулись к девушке, как она исчезнувшая, а на землю, жалобно зойкнувши струнами, ввалившаяся еще никем невиданная вещь. Обалдели чужинецьки воина. А тогда в нападении злости бросились к казаку, люто скатували его и наостанок выкололи глаза. Так и оставили бессознательного среди безлюдной чужой степи.


Раненный, измученный, ослепленный казак долго лежал неподвижно. Будто из небытие к его сознанию донес странный перезвон струн. Ощупью полез на звук, нашел, прижал к груди, доторкнув струн. И заговорили они к казаку, отозвались голосом любимой, нежно бринили, жалея его, тоскуя за любовью. Звали вставать, идти в родную землю. Прижал мальчик Кобзу (так как так звали девушку - то слово в давность означало: казна), обливая ее кровавыми слезами, нежно лаская чувствительные струны. Поволеньки встал, и одолевая нечеловеческие мучения, попростував к родному краю.


С того времени и начали называться украинские певцы кобзарями. Поют они о родной земле, о ее боли-смутки, радость, долю-недолю. И слышат голос ее, матушки-земли родной, о всем этом струны - звоном, а кобзари - словом, спивом.



16.12.2017