Лисичка-черничка  

Главная - Лисичка-черничка  


Лисичка-черничка


ажко було Лисичке хлеба добывать. Постарилася уже, послабла, а есть хочется. Вот она удалась на ухищрения. Забежала где-то в комин, обмазалась сажей да и ходит по лесу, главу свесив, тяжело вздыхая, чотки перебирая. Звери сразу боялись; начали убегать от нее, и она жирно вговорювала их:


- Бог с вами, дитоньки! Куда сие вы? Меня боитесь? Нет, не бойтесь, мои голуб'ята. Видите, я черничкою сделалась, богу служу, постом тело морю, поклоны бью, на прощу к святому месту собираюсь.


Услышал сие Петух. Очень его растрогала Лисиччина набожность, да и говорит к ней:


- Лисичка, божья черничко, возьми меня с собой на прощу.


- Хорошо, Пивнику. И что ты будешь пешком идти? Садись на мой позвоночник. Много я с твойого рода душ потеряла, пусть хотя сю епитимью за сие приму, может, мне бог грехи дарит.


Сел Петух Лисичке на позвоночник, везеться. Аж встретят Голубя.


- Куда вы, люди божьи? - спрашивает их Голубь.


- На прощу к святому месту.


- Возьмить и меня с собой.


- Хорошо, Голубчику! - скажет Лисица. - Садись и ты на мой позвоночник возле Петуха, там и для тебя будет место.


Сел Голубь, едут. Аж вот встречается им Селезень (Селезень).


- На добрый день, люди божьи! А куда сие вас бог ведет?


- На прощу к святому месту.


- Возьмить и меня с собой.


- Хорошо, сынку! - скажет Лисица. - Садись на мой позвоночник. Там еще и для тебя найдется место.


Шли они, шли, аж дошли к широкой реке. Пришлось им здесь ночь ночевать, еще и день покоиться, парома ожидать. Вот Лисичка и скажет:


- Слушайте, мои дитоньки! Вот перед нами вода глубокая, дорога далекая. Бог знает, или дойдем к целые, или воротим живые. Надо вам, дитоньки, исповедаться и епитимью отбыть, а как в кождого будет чистая совесть, то и дорога не такая страшная будет.


- Хорошо. Ходим искать попа.


- А когда хорошо,- сказала Лисичка, - это нащо вам попа искать? Ведь же я черничка, духовное лицо такая самая, как и поп. Ходите лишень одно за одним за мной в отсю нору, я вас исповедаю.


Нашла Лисичка нору под камнем, влезла к ней, будто к сповидальници, да и зовет Петуха:


- Ну, Пивнику, ребенок моя, хода сюда ближе, признавайся, чем ты бога обидел?


- Не знаю, Лисичка. Кажется, ничего злого не зробив.


- Ой ты, грешнику, грешнику! - вскрикнула Лисичка. - А разве же то не грех, что ты к свита пиеш и людям спать не даешь? А то разве не грех, что ты пиеш удруге прочь перед свитом, а подорожные думают, что уже светает, отправляются в дорогу и попадаются у руки разбойникам? Ведь сие тяжелые грехи, и за них тилько одна может быть епитимья - смерть!


и Лисичка ухватила Пивника, заволокла его к норе, загрызла насмерть и съела. А потом, облизавшися и подобрав покорного голоска, вистромила головку из норы и позвала:


- А теперь ты, мое Голуб'ятко! Подойди ближе, на тебя очередь признаться ко всем грихив.


- Которые же там у меня грехи, Лисичко-черничко?


- Ой племянник! - вскрикнула Лисица. - Неужели же сие не грех, когда ты по полю летаешь и зерно из поля свижопосияне видзьобуеш, и пшеницу из колосьев пьешь? Сие такой страшный грех, который его тилько смертью можно заслужить прощение как слид.


и закем еще Голубь пришел в себя, уже Лисица ухватила его за головку, загрызла и затянула к своей норе. А потом, вихиливши главу, зовет Селезня.


- Хода и ты, племянник, исповедоваться!


- И чего мне исповедоваться? - отвечает отказом Селезень. - Разве я чем бога прогнивив?


- Ой сынку, сынку, не говори так! - набожно вздыхая, сказала Лисица. - Наблизися тилько сюда ко мне, я тебе повим, который у тебя грех на души


- Ну, говори, я и видси слышу, - сказал осторожний Селезень.


- Страшный грех! Ведь же сие ты у короля корону украл и себе на главу настромив! Взгляни лишь в зеркало, как у тебя вся глава отливает!


- Неправда, Лисичка. Не украл я королевской короны! Сие ты самая украла ее.


- Я? - вскрикнула Лисичка. - Как ты можешь сие говорить?


- Так как у меня свидетеля есть, - сказал Селезень. - Вот обожди лишень здесь, я их сейчас приведу.


Лисичка думала, что Селезень приведет ей качек, гусей или других своих свояков, и начала ощипывать Голубя, съела его и ждет в своей норе.


Тем временем Селезень идет дорогой, аж навстречу ему стрелец. Уже вознамерился, уже курок отвел, чтобы убить Селезня, и сей крикнул к нему:


- Стрильче, стой, не убивай меня! Хода за мной, я тебе покажу Лисиччину нору и еще и самую Лисицу вызову.


Собрался стрелец, пошел за Селезнем, засив в судорогах и привел стрельбу просто на вход норы. А Селезень приблизился к норе да и кричит:


- Лисичка, Лисичка, выходы!


- А что там? - спрашивает Лисичка изнутри.


- Сие я, Селезень, пришел и свидетелей привив.


- Хода с ними к дому.


- Нет, Лисичка, они не хотят к твоему дому, так как им там тесновато будет.


- Разве их так много?


- Нет, Лисичка! И что там говорить! Выйди, то самая увидишь!


Едва Лисичка вихилила главу из норы, аж здесь ружье грим! Ударило Лисицы языков горючим пламенем в глаза. Только и могла, что вскрикнуть на Селезня:


- А кургузый день! А черный час на тебя и на твоих свидетелей!


Сие были ее остатни слова.



16.12.2017