Кто сильнейший, или Братцы Киндратики  

Главная - Кто сильнейший, или Братцы Киндратики  



Кто сильнейший, или Братцы Киндратики


Эту солнечную лесную лужайку издавна облюбовали шмели. Так как из ранней весны к поздней осени здесь буйно цвели разнообразные цветы, которые давали шмелям вдосталь поживы,- и вкусная ароматная пыльца, и сладкий сок-нектар. Было чем полакомиться каждый день, было что заготовить на зиму.


- Ну и труженики эти шмели! - говорила своим детям белка Красулька, какая жила в дупле на старой сосне. - Только солнце встанет, они уже летают от цветка до цветка.


- Нумо и мы горишки и грибы собирать, к амбару носить!


Конечно, шмели не только трудились, а и покоились после работы, развлекались. А заводителями в них были два веселые джмелики, которых звали братцами Киндратиками.


Утром Киндратики просыпались первейшими и трубили в серебряные сурмочки.


- Довольно спать, довольно спать, на зарядку спеши! - проговаривали сурмочки.


и даже найзатятиши сплюхи пробуждались и мчались к площадке посреди лужайки. Бодрые братцы Киндратики проводили зарядку, а потом обливались из голубых видеречок холодной росой.


- Так и вы делайте, будете крепкие и здорови! - советовали малым джмелятам.


и те также обливались, хотя и дрожали на первых порах, дрижаки глотали.


А которое было зрелище, когда братцы Киндратики устраивали спортивные соревнования! Посмотреть на них слетались и сходились или не все жители лужайки - осы и мурашки, солнышка и коники-стрибунци. На соревнованиях выступали не только молодые, а и старые шмели. Младшие соревновались в полетах, в прыжках, а старшие поднимали гири, перетягивали каната. Победителей награждали дзбаночками меда.


Самые братцы Киндратики более всего любили соревноваться на саблях. Те сабли подарил им старый шмель, батечко Кондрат.


- Этими саблями воевали со врагами ваш прадед и ваш дед,- рассказывал он. - А ныне нет потребности воевать, на лесной лужайке мир и согласие. Все мы живем дружно, никто не посягает на наши владения. И сабли не должны ржавити...


Когда братцы Киндратики соревновались на саблях, победителем выходил то один, то другой. И никогда они не спорили, кто из них более сильный. Так как зачем спорить родным братам?..


Одного дня покой лесной лужайки был затронут. Что-то трещало, топотало, стугонило между деревьев, а затем на лужайку вичвалав огромный розкошланий медведь, за ним тупцяв худой гостромордий волк. Все жители лесной лужайки присмирели. А медведь свелся навздибци, взмахнул лапами и заревел:


- Что бы ты мне не сказал, Сироманцю, а я в этом лесе сильнейший! И этот лес - мой, и эта лужайка - моя! Вот захочу - новую берлогу здесь выстрою. Наношу бурелома, не берлога, а дворец будет!





- Нет, это я - сильнейший! - прекословил волк. - Или есть кто в лесе, чтобы меня не боялся? Вот возьму и логово под вон той сосной устрою. И все мне будут сюда дань носить.


Братцы Киндратики, что молча слушали этот спор, наконец не вытерпели.


- Что это за хвальки-задаваки такие? - спросили они батечка.


- Е, с этими зайдами еще наши деды воевали,- сказал старый шмель. - Если расположится лагерем здесь котрийсь из них, не будет нам жизнь...


А зайди катались на лужайке, выминали цветы и травы, привставали и снова спорили.


- Братцу Киндратику, ты слышал, что сказал наш батечко? - спросил один джмелик.


- Слышал, братцу, слышал,- ответил второй.


и они схватили сабли и бросились на зайд.


- Ой! - заревел вдруг медведь - от того, что будто огнем обожгло ему нис.


- Ой! - завопил, подпрыгнув, волк и ухватился за ухо, по которому что-то ризонуло.


Медведь незугарно перекатился по лужайке и упал под старой сосной сам не свой. Без понятливости оббежав вокруг лужайки несколько раз, возле своего соперника бебехнувся вовк.


Первым оговтався медведь. Розклепив одно глаз, так как второе запухло, и, увидев волка, прохрипел:


- Ты живой, сироманцю?


- Зд-д-даеться живой,- простогнав вовк.


- А что оно за напасть была?


- Что-то такое черное и мохнатое налетело неожиданно...


- Еге же, будто большая туча да еще и с молнией. Мне вон ухо обожгло. И в голове будто звоны звонят.


и здесь они услышали, как кто-то тоненько и неудержимо смеется. Покрутили сюда трудными главами и наконец заметили на сосне вертлявую белку.


- Ну, кто из вас сильнейший? - смеясь, спросила она.


- А ты чего хочешь? Тебе какое дело? - сердито щелкнул зубами волк и искривился от боли.


- А такое, что лучше забирайтесь отсюда, пока целые,- сказала белка. - И хвалитесь своей силой где-то в другом месте.


- Ге, сироманцю, может, и правду та вертихвостка говорит? Ей из горы виднее что и к чему,- глипнув на волка медведь.


и они почвалали дальше, один - держась за нос, а второй - за ухо.


Следующего утра над лесной лужайкой снова трубили серебряные сурмочки. Это пробуждали шмелей братцы Киндратики.



Василий Чухлиб


Художник Екатерина Шалварова


16.12.2017