Названный отец  

Главная - Названный отец  


Названный отец


осталось три брата сиротами - ни отца, ни мамочки. И дома нет ничего - ни хозяйства, ни дома. Вот и пошли они все втроем наниматься. Аж идет дед старик-старый, борода белая.


- Куда это вы, детки, идете?


А они говорят:


- Наниматься.


- Разве в вас своего хозяйства нет?


- Нет,- говорят.- Если бы к доброму мужчине в батрачество попасть, то мы бы ему по правде делали, по искренности слушались и за родного отца его имели б.


Тогда дед и говорит:


- Хорошо! Когда так, то будьте вы мне сыны, а я вам отец. Слушайтесь меня, то я из вас людей поделаю, научу, как жить, с правдой не разминаясь.


Согласились они да и пошли с тем дедом. Идут темными лесами, широкими полями. Идут да и идут, когда видят, аж стоит такая хатка нарядная, беленькая в вишневом садике, цветами обсаженная. Выбегает из хатки девушка, такая красивая, как тот цветочек. Глянул на нее старший брат да и говорит:


- Когда бы мне эту девушку посватать, и еще чтобы были у меня волы и коровы!


А дед-отец и говорит:


- Хорошо, ходим сватать! Будет тебе девушка, будут у тебя волы и коровы. Живи счастливо, и только за правду не забывай!


Вот они и пошли сватать ту девушку. Высватали ее, отгуляли свадьбы. Уже старший брат хозяином стал и в том дому жить зостався.


Идут они дальше - уже втроем. Когда снова стоит дом красивый, а круг ее мельница и ставочок, и девушка красивая что-то делает круг дома - такая трудолюбивая. Это пидстарший брат только глянул да и говорит:


- Когда бы мне ту девушку за себя взять и еще чтобы мельница, и ставочок мне, то я бы в мельнице сидел да и хлеб имел бы, пока моего и возраста.


А дед-отец и говорит:


- Хорошо, сынку, так и будет!


Сейчас они пошли в тот дом, посватали девушку, уже пидстарший брат к той девушке в прийми пристает. Отгуляли свадьбы. Тогда и говорит дед-отец:


- Ну, сынку, теперь живи счастливо, и гляди, за правду не забывай!


Да и пошли себе уже вдвоем: дед-отец и наименьший сын. Идут, когда видят - хатка убогая стоит, и девушка выходит из дома, красивая очень, как звездочка ясная, а убогая такая, что лата на лате. Это наименьший брат и говорит:


- Когда бы мне с этой девушкой вступить в брак, то делали бы мы, и хлеб у нас был бы, не забывали бы мы и об убогих людях: и самые ели, и людей наделяли б.


То дед-отец и говорит:


- Хорошо, сынку, - так и будет. Гляди же только правды не забывай!


Оженил и этого сына да и пошел себе по свитах.


А три брата живут. Старший брат так забогател, что уже дома себе помурував, червонце составляет и только о том и думает, как бы ему тех червонцев более всего постягати. А чтобы убогому мужчине запомочь, то того й не напоминай - очень скупой был. Пидстарший брат тоже забогател. Стали за него наймиты делать, а сам он только лежит, ест, пьет и порядок дает. Наименьший так себе живое: когда что дома есть, то и с людьми поделится.


Вот пошел дед-отец по мирам. А тогда возвращается - посмотреть, как это его сыны живут и или с правдой не разминаются. Приходит к старейшему старцем убогим. Тот ходит по двору. Он кланяется, говорит:


- Если бы ваша ласка подать мне милостыни!


А тот говорит:


- Ге, не который старый! Захотишь, то заработаешь, - я сам недавно на ноги зип'явся.


А в его добрая, что страх: дома строящиеся, стога, риги, товара полные оборы, амбара добра полные, деньги... А милостыни не дал!


Пошел тот дед. Отошел так, может, с версту, стал, оглянулся назад на ту господу и на то добро - и все добро запылало.


Пошел он тогда к пидстаршого брату. Приходит, а у того и мельничка, и ставок, и хозяйство красивое. И сам он в мельнице сидит. Вот дед уклонился низенько да и говорит:


- Дай, мужское добрый, хотя немного муки: я убогий мужчина, не имею чего съесть.


- Жаль,- говорит,- я еще и себе не намолол. Много вас здесь таких шатается!


Пошел дед. Отошел немного, оглянулся - так и охватило ту мельницу полум'ям.


Приходит дед к третьему брату. А тот живое убого, хатка небольшая, только чистенькая. Пришел и такой уже сделался обтрепанный, ободранный.


- Дайте,- говорит,- хотя кусочек хлеба!


То тот мужчина:


- Идите,- говорит,- дедушке, в дом, - там вас накормят и с собой дадут.


Приходит он в дом. Женщина как глянула на него, что он такой ободран, пожалела его, пошла в амбар, внесла штаны, рубашку внесла, дала ему. Надел он. Так как надевал, она глянула, аж у него на груди рана большая, такая страшная!.. Посадили они его за стол, накормили, напоили. А тогда мужчина и спрашивается:


- Скажите мне, дедушке, из чего это у вас рана на груди?


- А это,- говорит,- такая у меня рана, которая от нее мне скоро смерть будет. Только мне день и зостався жить.


- Это бедствие! - говорит женщина.- И нет на нее никакого лекарства?


- е,- говорит дед,- и только никто того лекарства не даст, хотя каждый может.


Тогда мужчина и говорит:


- А чему же не дать? Лишь бы мог? Говорите которые.


- И такие,- говорит дед,- как хозяин сам возьмет и произведет поджог свой дом, и все его добро сгорит, надо взять того пепла да и затоптать мне рану, то тогда заживится. И разве же есть такой мужчина на миру, чтобы то сделал?


Задумался наименьший брат. Долго думал, а тогда к женщине:


- А ты как, женщина, думаешь?


- И так,- говорит женщина,- что мы дом вторично наживем, а добрый мужчина как умрет, то уже ему второй жизни не будет.


- Ну, когда так,- говорит мужчина,- это выноси детей из дома!


Повиносили они детей, самые повиходили. Глянул мужчина на дом - жалко ему своего добра! А мужчины еще жалкише! Взял да и произвел поджог. Так ураз дом пламенем и взялась - где и делась. А вместо нее явился другой дом, такая красивая и пышная.


А дед стоит и только улыбается.


- Вижу,- говорит,- сыну, который из вас трех только ты и не розминувся с правдой. Живи же счастливо!


Здесь сразу познал мужчина своего названного отца. Бросился к нему, аж его уже и нет.



16.12.2017