Осел и лев  

Главная - Осел и лев  


Осел и лев


ув себе раз Осел. Многовато ему стало работы и кнутов у хозяина.


«Давай, - думает, - бегство у лес и буду жить на воле! Буду себе пастись по лесу, и кто мне что сделает?»


и, не думавши долго, убежал от хозяина, да и у лес. Хорошо ему там. Пасется, где хочет, не делает ничего, никто его не бьет - с каких пор жие, еще такого добра не испытал. Аж раз смотрит, идет Лев, престрашный^-престрашный-страшный-престрашный, да и просто на него.


«Ну, - думает себе Осел,- аж теперь уже по мни будет!»


Но пока Лев дошел к нему, он как-то немного пришел в себя и посудил себе:


«Ну-ка, может, я его деяк здурю?»


Да и как стоял, бух на землю, ляг себе и лежит, будто и предположения не имеет. Поступает Лев и кричит уже издалека:


- Ей, ты, кто ты там? Как ты смеешь лежать? Чему не встанешь и не поклонишься мне?


А осел языков и не слышит. Лежит себе и только длинными ушами клапае.


Поступил Лев и снова кричит:


- Сейчас устань и поклонись мне!


- А кто же ты такой? - спрашивает Осел.


- Ты еще и спрашиваешься? - кричит грозно Лев. - Разве ты не знаешь, что я Лев, над усими зверями царь?


Осел, не вставая, подвел главу и вытаращил на него глаза.


- и что ты за ерунды говоришь? - промолвил он. - Ты царь над усими зверями? Кто тебе сие сказал? Имеешь то на письме? Кто тебя избирал на царя? Ну, говоры!


Лев стал, будто лбом в стену стукнулся.


- Кто мне сие сказал? И все мне сие говорят, что я над зверями царь. Разве же сие неправда?


- Вероятно, что неправда. Не может поэтому быть правда, так как царь над усими зверями не кто, а я.


- Ты? - пришел в изумление Лев. - А ты разве имеешь сие на письме?


- Вероятно, что имею! Ады посмотри вот здесь!


и он устав на равные ноги и, обернувшися задом к Льву, показал ему свое заднее копыто, на котором была прибитая новехонькая блестящая подкова.


- Видишь? Сие моя царская печать. Если бы ты был царь, то идти бы имел такую.


- Вот чудо! - промолвил Лев. - А я о том и не подумал никогда. Наверное, твоя правда. Но стой! Давай будем трибуватися. Ходим у лес, кто за час наловит больше зверей, тот будет правдивый цар.


- Хорошо, пусть и так будет, - промолвил Осел, и с тем разошлись.


Лев побежал по лесу; бегал, бегал: здесь злапав серну, там зайчика, там снова какой-то зверей - за час имел уже что-то пять или шесть штук. Берет то все и волочит к Ослу.


А Осел тем временем что делает? Пошел себе на широкую поляну, где соничко ясно светило, и посреди луки бросился на землю, ноги прочь отбрасывал, глаза зажмурил, язык висолопив на пивликтя - сказал бы кто: згинув да и згинув. А свыше поляной все ястреба летают, вороны, сарыча, сороки, галки, всякая плохая птица. Видят они, лежит безжизненный Осел, да и все гурмою к нему. Сразу издалека заскакивали, а там видят, что не рушаеться, то и начали по нему скакать, дзьобати его язык и глаза. А Осел ничего, только как которая птичья весьма близко надлизе, а он клап ее зубами или стук ее ногой, убьет да и прячет под себя, и так хитро, что вторые и не видят. Не прошлый час, а он уже надушил их с пивкопи. Тогда схватился на ноги, как не стреплеться, как не рыкнет, а птицы все врассыпную. Осел забрал всю побитую пташню да и несет на то место, где должны были сойтись с Львом. Приходит, а Лев уже там.


- Ну, что, - говорит к Ослу и показывает ему свою здобичу, - видишь, килька я наполював?


- Ну, да и глупый же ты, племянник, - говорит Осел и копнул его зверей ногой. - Таких зверей я мог бы был наловить с две копны. И что они достойные! А ты посмотри на моих! Я тилько таких ловил, что в воздухе летают. Ну-ка, попробуй ты!


- Нет, я такой штуки не отрежу, - ответил Лев. - Аж теперь вижу направду, что ты над зверями царь, а не я! Извиняй мне, что я так неучтиво говорил с тобой!


- А видиш! - промолвил гордо Осел. - Завше надо быть вежливым, так как ну-ка же наскочишь на старше себя, а тогда что будет? Вот и теперь я мог бы тебе сейчас за карюю сделать смерть, но извиняю тебе, так как ты из дурноты сие сделал, а не из злой воли. Иди же теперь и пильнуйся на второй раз!


и Лев пошел, понурившись и поджав хвост,словно кто вылил на него бочку зимнои-презимнои воды. Или близко, или далеко, встретит в лесе Волчка-братца.


- Здорови были наиболее светлый царю! - говорит Вовка и кланяется низенько.


- Ет, иди, не смейся над мной! - говорит грустно Лев. - Какой я тебе царь?


- Как то ни? - вскрикнул Вовка. - Кто же бы смел иначе говорить?


- Молчи, братцу, - шептом говорит к нему Лев. - Здесь недалеко есть правдивый царь. Как услышит, беда будет и тебе и мне.


- Правдивый царь? - испытывал удивление Вовка. - Что за чудо? Который же здесь есть правдивый царь, кроме тебя?


- е, есть! - с перестрахом шептал Лев. - Я сам его видел. Там такой страшный! А что за сила! Даже тех зверей ловит, что в воздухе летают. Богу благодарю, что меня живого пустив.


- Ну, что ты говоришь! - испытывал удивление Вовка. - Чудо странное! Знаю сей лес не отныне, но никак не придумаю, кто бы сие мог быть. Как же выглядит тот новый царь?


- Одно слово - страшный! - говорил Лев. - Уха такие, глава, как коновка, а на задней ноге царская печать.


- Никак не угадаю, кто сие может быть? - хлопотал Вовка. - Знаешь что, хода покажи мне его!


- Я? Ни за что в мире! - вскрикнул Лев. -довольно уже раз страха наелся.


- И ибо! Чего бояться? - делал авансы Вовка. - Вот знаешь что, привяжи себя своим хвостом к мойого, смилише нам будет идти!


- О мне, - говорит Лев, - пусть и так будет.


Связались оба хвостами докупи да и пошли. Вышли на бугорок над полянку, которая на ней пасся Осел. Лев остановился, заглядывает да и шепчет к Вовке:


- Вот он! Вот он! Посмотри!


Оборачивается Вовка, заглядывает да и как не крикнет:


- Дурак Лев, таж сие Ослисько! - А Льву причулося, что это новый царь уже близко, как не испугается и у ноги! Через пеньки, через ярки что було духа! Драл, драл, дальше устал, стал да и осмотрелся.


- А что, Волчье, близко уже тот новый царь?


Но Вовка только язык вывесил. Как был привязан к львиного хвосту, так и волочился за ним всю дорогую и давно уже и духа спустив.


- А видиш, - говорит к нему Лев, - ты говорил, что новый царь не страшный, а как увидел его близко, то из самого страха умер!



16.12.2017