Куда отлетают попугая  

Главная - Куда отлетают попугая  



Лакомка на волшебном летающем ковре полетел в город, чтобы пополнить запасы своего любимого лакомства. Ведь он так любит рыхлые булочки с изюмом и кремом, рогалики, пирожные и еще кучу-кучу-груду всяческой другой сладости. Аж здесь оказалось, что ему по дороге с двумя сороками, которые без угомона о чем-то скрекотили. Лететь было долго, итак Лакомка решил и себе послушать, о чем так захопливо рассказывала одна белобокая другой.


Синицы и воробьи сидели на ветви огромной ольхи, которая своей ветвями достигала аж десятого этажа. Там на подоконные почтенно розходжав попугай Проша или, как он сам себя гордо называл, Прохор. Птицы слушали бахвала, пороззявлявши клювы.


- Мои хозяева решили меня повезти на курорт. Говорят: «Пусть наи~~2 и красивейший попугай во всем мире отдохнет. Загорит, погреется, фруктов экзотических прямо из дерева поклюе. Нам для него ничего не жаль».


Итак можете мне завидовать, господа воробьи, синицы и снегире! Можете заказывать сувениры - пожалуйста, в письменной форме и желательно немного. Если не забуду, выполню все пожелания! А теперь - па-па, бывайте! Мне еще чемодана паковать, да и вообще видимо-невидимо дел: путешествие - самые только хлопоты...


Синички откровенно завидовали путешественнику. ведь им еще никогда в жизни не приходилось летать дальше дачного поселка. Даже красногрудые снегири, которые, правду говоря, скоро тоже собирались в длинное путешествие, аж буряковили от зависти. Ведь их путешествие было на заснеженные «курорты» Заполяр'я, а не на теплые пляжи Египта, куда собирался Проша.


- Ех, вы, бидото! И как вам со мной таскаться! - горделиво вел своей попугай и похаживал по подоконные, как по сцене.


Первым не удержался воробей Гаркуша:


- Погляньте-но на него! Тоже мне большое цабе! И хозяева берут его клетку с собой, так как нет на кого оставить, а он здесь из перо взбирается перед нами! Кто же захотит этого напыщенного Прошу кормить и присматривать!


- Ну, во-первых, не Проша. а Прохор, - хотел было возразить Гаркуши попугай. И не на того нарвался.


- И пусть хотя и иннокентий! - ответил нахабно воробей.


Здесь подключились и снегири, которые к тому сидели, набундючившись своей красной грудкой, и ни пары с дзьобив.


- Так, мы хотя и не на Юг, хотя и в Заполяр'я летим, зато своими силами. Мы же так как настоящие птицы, не то что кое-кто здесь, кому крыла для красоты лишь служат. Мы - птицы, и самолетом летать нам бы наша пернатая гордость не разрешила. Не птица ты. Прошо! Так!


- Так! - эхом отозвалось со всех окружающих дерев.


- Что вы в этом понимаете? - сказал Проша в ответ на насмешку, но его никто не почув.


Он залетел в комнату через форточку, сел на стол, свесил лапы и задумался. «Что они в этом понимают? Пусть забираются в свое Заполяр'я и не диктуют здесь, кто настоящий, а кто ненастоящая птица. Зато они с людьми разговаривать не умеют. Зато им холодно на дворе, а мне здесь тепло, зато никого больше не берут с собой на курорт! А зачем мне намарно крыльями махать, если большая железная птица может нас перенести всех вместе?»


В квартире стоял гам и суета. Хозяева собирались на курорт.


- Марина, будешь поливать цветы дважды на неделю, а попугаю будешь насыпать корм трижды на день. Он там на полке в кухне. И не забывай ему свежей воды наливать, - давала свои распоряжения хозяйка соседской девочке, которая согласилась присмотреть Прошу и квартиру.


- Хорошо. Не забуду.


Для попугая это было сюрпризом. причем неприемним.


- Гвалт! Гвалт! Куда же это вы? А как же я? Вы о мне забыли или что? - из последних своих сил горлав попугай, но слова вылетали каким-то бессмысленным белькотинням.


- Ну ничего - я им отомщу! - думала горемычная птица, когда дверь за хозяевами затворились и он остался сам-один. - Они еще пожалеют, что забыли о мне... Они за мной будут скучать... Или я буду скучать... Наверное, уже скучаю! Я не могу без них... Все одно я попаду на курорт. Так! Еврика! Я полечу за ними! И пусть те завистливые снегири увидят, что я настоящая птица!


Проша дождался, когда Марина отворит клетку, чтобы насыпать корма. и стремительно вылетел сначала со своей клетки, а потом и в форточку.


На дворе пробивались первые теплые проминчики солнца, но было еще не сильное тепло.


- Ху-у-ух, что-то устал уже я! - видхекувався Проша на ветви той самой ольхи. - Надеюсь, это уже по меньшей мере треть моего пути.


- Ха-ха-ха! - прозвучало у него над ухом. - Треть пути! Этот попугай не только напыщенный, а еще и глупый! Ты знаешь, сколько тебе еще к Африке лететь? - и снегири снова залились смехом. - Ты же даже со своего двора не вылетел!


Проша ошеломленно смотрел на красногрудых смихунив и имело не плакав. «Как это не вылетел? Я же сколько махал крыльями! Я же так устал! Неужели? Как такое может быть?»


- Ненастоящий ты птица! Не к снаги тебе большие расстояния! - продолжали насмехаться снегири. А в Проши в маленьких глазах стояли слезы размером с горошину.


- Все одно я долечу! Все одно долечу! - и Проша шугонув из ветви - только его пестрые крылья замелькали вдали.


За две недели хозяев встретила зарюмсана Марина.


- Что случилось? - изумленно в один голос спросили они.


- Проша убежал, - всхлипывая, говорила девочка.


- Маринко, надеемся, он возвратит. С попугаями такое бывает.


А Проша совсем не убежал, а просто подался на курорт. Правда, не совсем своими силами. В соседнем дому одна семья также собиралась на Юг. Проша увидел такси, чемодана и, не долго думая, залетел в чемодан и там присмирел. Но оказалось, что большая железная птица, которая перевозит людей, попал аж в Индию.


Аким было удивление Проши, когда он увидел стаи попугаев на деревьях! «Неужели здесь нет тех надоедливых наглецов-воробьев?» - радовался Проша, да и столько своих родственников он еще никогда не видел. А что как попугаи научат ему летать как следует, и он сможет возвратить домой сам, на своих крыльях? И тогда еще тем снегирям не раз ткнется в своему Заполяр'и. Так как Прохор - это не так просто!


Слушая эту историю, Лакомка долетел к цукерни и приземлился прямисинько на крыльце. А сороки, продолжая скрекотити, полетели дальше. Или научился Проша летать и или возвратил домой, Лакомке думать уже не хотелось, ведь на витринах цукерни на него ждало столько всяческого объедения!




16.12.2017