Песня третья  

Главная - Песня третья  


Песня третья


К

ит Мурлика к дороге


Хорошо взял за пояс ноги,

В сумку впихнул печенную миш

И леском, холодками,

Так на пидвечерок самый

Он прибыл к Лисович. Стукнул в ворота, ожидает...

Лиса в форточку выглядит.

Кот Мурлика шапку снял,

Поклонился ему низенько,

Поздравил его борзенько

Да и такие слова сказал: «Не прогневись, нанашку!

Не принес я скупую фрашку,

Но царский вам приказ:

Второй раз сие царь, наш владця,

Через свойого писланця

На свой суд вот зовет вас. Что здесь долго говорить!

Очень царь на вас сердитый,

Итак я советую вам: ходите!

Царь поклявся на корону:

Как не относитесь к трону,

Это пропащий весь ваш род». «Мурцю! - вскрикнула Лиса Никита.

Вот не ждали! Вот визита!

Божье милый, как я советов!

Ну, хода в мое объятие!

А о том казать не смей мы,

Чтобы как стой идти назад! Таж Лисица, твоя тетка,

Так тебя выдает изредка,

Что не пустит нас под нич.

А маленькие Лисята,

Или же они пустили бы брата?

Нет, то невозможная вещь! Повечеряем хорошенько,

Проспимся, а раненько

Холодком - да и в божий путь!

Я о царском суде не стою.

А что советов пойду с тобой,

Ты о сее определенный будь! Вон с Медведем другое дело!

Ты развлеки: пришел Бурмило,

Будто разбойник, в мой двир.

Да и ко мне с воплем, фуком,

С огромным в лапах буком -

Я же малый, слабенький зверь!» «Ой, нанашку,- год Мурлика,-

Ласка ваша великоватая...

Но лучше мы не ждим!

Ночь замечательная, месяц светит...

Попрощайте женщину и дети,

Да и в путь как стой ходим!» «Мурцю,- говорит Лиса,- имей ум!

Ночь не тетка, мы не телегой

Будем ихать, ни литать.

Всякая нечисть лесом лазит,

Ну же но кто на нас навешает!

Ни бороться, ни втикать!» Те слова Кота Мурлику

Бросили в дрожь большую.

«Ваша правда,- он сказал,-

Должен на ночь уже останется...

И скажите, чтобы поживиться,

Где бы я тутка что достал?» «Что же, не сердись, Мурцю дильний!

Мужчина я богомольный,

Пост твердый держу день в день.

И тебе уже я приобрету

Наивкуснее, что лишь имею:

Крижку меда съешь лишень!» «Меда? Тьфу! - видрик Мурлика.-

Пусть Бурмило мид тот лыка!

Им меня ты не вкормиш!

И в вашем фильварку

Чей же есть где в закамарку

Хотя одна порядочная миш?» Лиса Никита год к Мурка:

«Ты шутишь! Даже турка

Я бы мишми не трактовал!

Что ты выдумал, племянник!

Мыши есть!.. Милый божье!

О таком я и не чував! И как мышей ты желаешь,

Мурку дорогой,- здесь их имеешь,

Что хоть ими гать гати!

Здесь в вийтовим дому

Мышей тьмущая тьма, мой сынку,

И близенько нам идти!» «Ах, нанашку мой наймильший,

Поведите меня на мыши!

Я на мыши очень привык!» -

«Хорошо! Так хода же за нами!»

И полезли сорняками,

Аж где вийтив был курник. Там в стене дыра пробита,

Ею часто Лиса Никита

Ночью в курятник гостил;

Вчера еще пустил он крови

Вийтовому Когутови,

Аж Когут и дух спустил. Войт, со злости зчервонивши,

Из Когута лишь пера вздривши,

Крикнул: «Нет, уже не утерплю!

Должен вора зловити!»

Край окна дал присилити

Мотузяную петлю. Лиса Никита сие пронюхал

Да и говорит: «Мурку, слушай,

Как там мышки цвиркотять,

Будто горобчики невиновные!

А вот здесь и дырка в глине -

Только влезть да и хапать!» «А безопасно же здесь, нанашко?

Ныне за беду не тяжело,

А войты - это хитрый люд!» -

«Га,- говорит Лиса неверная,-

Кто слишком трусливый,

Пусть такой покинет труд! Внутри там не был я

И об ухищрениях не слышал я,

И когда боишься ты,

Это ходим раньше домой,

Повечеряем по-свому:

Редьку и меду соти». Кот Мурлика застидався.

«Что, думаешь, я испугался? -

К Никите он отозвался.-

Страх не является кошачье дело!»

И в дырку скочив смело,

И шасть-прасть! в силок поймался. Ой, повиснул он в воздухах,

Забился, и по тем движениям

Шнур еще дужче горло стис.

Бросился - ударился к косяку!

А свыше, где проклятая дырка,

Заглядывает предатель Лиса. «Ну, что, Мурцю мой наймильший,-

Говорит он,- смакуют мыши?

Правда, которая за пышный вкус!

Хочешь соли? Я позову,

Или у войта сам одолжу,-

Волиш ли все есть и так?.. Ого-го, уже и ты поешь!

Но знаменитый голос имеешь!

Тенор! Ах, люблю насмерть!

Жалобно, аж льется в душу!..

Ох, бигме, я плакать должен...

Ну, спасибиг за концерт!» Вдруг дверь заскрипела,

Войт раздет, спотилий

С палкой сам впада;

А за ним сыны и слуги,

Сей с ремнем, с буком второй -

Вот де Муркови беда! «Бейте вора! - войт крикнул.-

Вчера Когута нам дернул!

Бейте, пока спустит дух!»

И лупа^-лямзи! летят удары...

Мой Мурлика из уст ни пары,

Будто ослеп уже и оглух. «Бейте!» - войт кричит и кропит.

Впрочем Мурлика скик! Как ухватит

Господина войта за сам нос!

Хруп да и хруп, будто миш большую,

Когтями изодрал всю морду,

Будто гречку грабав бес. «Гвалт! Спасайте!» - крикнул из боли

Войт и упал, как сноп, наземь.

Все к нему.- «Гей, светите!

Гей, воды? Гей, губки, ватты!»

Бросились кровь спиняти,-

Уже и не в голове им Кот. А у Кота твердая натура:

Лишь видсапав да и к шнуру,

Взялся грызть и кусать.

Дальше шарпнувся изо всех сил,

Шнур урвался, и в той хвили

Кот свобидно мог гасать. Ну, он мышей отрекся,

В курнику и не обзирался,

А, задрав хвост, как мог

Драпанул в дырку и к лиса,

А лесами, будто от беса,

Просто в царский двор прибежал. Как уздрив его Лев-отец,

Сбитого, будто кислое ябко,

Из злости аж позеленив.

«Что? - кричал зверей правитель.-

Снова ли смеет тот урвитель

Насмехаться из моих слов? Нет, уже того многовато!

Будь я пес и пес мой отец,

Когда сие ему прощу!

Войско шлю на гайдамака!

Скоро зловлю,- на гилляку

И гнездо все сокрушу!» Грозно царь ревел и тупав,

Был бы Лысая с костями схрупал,

Если бы имел его в руках.

Аж как гнев прошел безмерный,

Выступил Бабай покорный

И сказал при двораках: «Царю, явная вещь, не скрытая:

Вольний есть казак Никита,

Право же говорит трижды звать

Виновного на суд твой, господин.

Аж как третий раз не станет,

Суд заочный видавать. Что в том правды или неправды,

Что о нем клепают всегда,

В то не вхожу,- и для всех

Равное право! Итак пошли ты

И меня еще к Никите,

Чей, придет к твоим ногам». Царь махнул лишь главой,

Дал знак согласия булавой,

И ни слова не сказал;

А Бабай как стой собрался,

В дороге поспишався,

В Лисовичах на ночь став.




15.12.2017