Песня шестая  

Главная - Песня шестая  


Песня шестая


С

лухайте же, как Лиса Никита


Плотно, будто конь из копыта,

На вранье пустился и лесть!

Чтобы лишь на ветвях не згинуть,

Не призадумался камень бросят

И на отца своего честь. «Царю и весь честный поборет!

Пребольшое, злое горе

По заслуге бьет меня!

За воровство дам я душу,

И одно воровство должен

Рассказать вам страшное. Парканадцять лет уже поэтому,

Как мой отец - где, в котором

Месте, кто сие зна - напал

Знаменитое сокровище царя Гороха.

И добра ему нитроха

Сокровище тот проклятый не приобрел. Отец мой был гордая штука.

Финансовая наука

Был его любимый фах.

Льстив царю, менял все краску,

Чтобы лишь пол министром сокровища,

Он на сие острився страх. И ты, царю, хитрость скрытую

Проглядив, прогнал Никиту,

А министром стал господин Рысь.

И пошел мой отец в пущу,

И понес он думу злющую -

Отомстит тебе когда-то. В пуще сокровище нашло заклятый

И начал он размышлять,

Чтобы большой бунт пиднять,

Чтобы царя столкнуть из трона,

Знаменитую же царськую корону

Чтобы Медведеви виддать. Союз он собрал большую.

С письмом шлет Кота Мурлику

К Бурмила: «Так и так.

Льва мы хочем снимут из трона;

А как ты его корону

Хочешь взять, пришли нам знак». Ну, на весть такую Бурмило,

Будто что его ужалило,

Схватился и сам прибиг.

«Браття,- говорит,- я все с вами!

Или ляжем главами,

Или Льва зав'яжем, в мих!» Отец мой и Кот Мурлика,

Волк, Бурмило и большая

Их родня - все сошлись

И на бунт, на черную измену,

Братобийчу, злую распрю

Все врочисто сприсяглись. Из окраин чужеземных

За Горохов сокровище наемних

Имели войск навербувать.

Я подслушал весь их заговор,

О страшной ее основе

Стал я пристально миркувать. Я Бурмила хитрую злобу

Хорошо знал, его лицо,

Непочетную и смешную,

Стал ривнять с тобой, господин,

И говорю: «Сей опуд станет

Нам царем? Ну, отцу, ну! Знал ты сокровище найти большой,

Та беда, когда владыки

Лучшего найти не умел!

Де Бурмило - царь народа,

Там пропала честь, свобода,

Голос правды занемел». И будто голос с неба

Звал ко мне: «Надо, надо

Завязать измене рот!

Хотя тот предатель - отец твой.

При царе ты верно стой!

Будь, Никита, патриот!» Так рассудив гладко,

Ожидал я, аж мой отец,

Как было условие, знай,

Там у предателей тех темных,

На вербунок войск наемних

Тронется в соседний край. Уже давнише, в переднивку,

Выследил я ту криивку,

Где мой отец сокровище спрятал;

Ну же теперь безпроволично

Выносить денно и ночной

Все дочиста я забрал. Небольшое время минует,

Аж мой отец возвращает:

Уже готовое войско ждет!

Лишь вербунок заплатить,

Генералов назначить -

Хотя в огонь оно пойдет! Не поздравлял родню, дом

Отец мой, лишь в криивку

Просто шасть - и обомлел!

Препуста-пуста пещера,

Что была еще полная вчера!

Сокровище весь будто кто замел. Что он бига, шкряба, нюха,-

Сокровища ни следа, ни духа!

Здесь старик ума остался!

Заскомлив, словно на зубы,

Дальше, шнур найдя грубый,

На гилляци удушился. А Несытый и Бурмило,

Поняв, что постигло

Отца моего, подались:

Страх лояльные поробились

И служит тебе пустились,-

Предателем оставь сама Лиса. Днесь они - подпоры трону!

Я же, что спас царя и корону,

Отца своего погубил,-

Под гиллякою здесь стою

И смерть вижу над собой

Ну, повесьте! Я кончил». Так-то Лиса во вранье был смилий!

Все присутствующие остолбенели,

А сам Лев аж затремтив.

«Вот оно что тутка скрито!

Благодарю тебя, Никита!

А... то сокровище... ты где девал?» «На высокой Чорногори,

Де Черемош воды скорые

По каминные вниз гонит,

В Говерле просто сердца,

Круг третьего реберця

Есть леговище скальне. Там лежит то сокровище неткнутий...

Царю, твой он должен быть,

Я тебе его сохранил!

Жалко только, что никому

Не сказал я тропы 'д нем,

Чтобы по моей смерти мог...» Лев не дал ему кончить.

«Кто здесь смеет говорить

Еще о смерти якуюсь днесь?

Царское право есть - прощать.

Сейчас из него шнур тот снять!

Мы касуем весь процесс. Больше имеешь ты заслуги

Между зверями, чем кто второй!

А грехи те, что за них

Имел ты висите, правду рикши,

Все не достойные сумки сечки

Против заслуг ценных. Только слушай: в добрую пору

Ты с мной в Чорногору

Завтра тронешься скоро мир:

Лишь я сам к тому льоха,

Где есть сокровище царя Гороха,

Буду знать тайный ход». «Царю,- Лиса сказала маркитний,-

Из рад души охитний

Я с тобой идти в тот путь.

И в предсмертную час

Шлюбував: когда не сгиба,

За грехи епитимью збуть. Пешком к святому Риму,

Видтам к Иерусалиму

Шлюбувався я пойти.

Как возвращу, ясный господин,

Сокровище сразу весь твой станет,

Богатейшим будешь ты!» «Что же,лев-лев сказал,- вещь побож

Шлюбував - ламать нельзя,-

Итак иди и здоровый будь!»

Дальше возних зовет на согласие,

Чтобы они всему народа

Вибубнили царский суд: «Всем, кому на том зависит,

Ведать о сем принадлежит:

Царь по силе своих прав

С Лысая, званого Никиты,

Зволив всю вину здиймити

И к ласке снова приняв. Кто бы смел Лисы упрекнуть,

Лапой его диткнути

Позаочно ли хулит

На такого патриота,

Поэтому царь язык из рта

Вырезать повелит». Ой, как вчув Медвидь, Мурлика,

Волк тот засуд,- страх большая

Их досада обняла!

Сейчас начали брюзжать,

Дальше тронулись кричать,

С ними их родня целая. Но уже было слишком поздно!

Лев из трона крикнул грозно:

«Кто там смеет еще брюзжат?

Га, то вы, поганце проклятые,

Что меня в собственном дому

Сприсяглись замордувать? Вишь, которые святые и божьи,

А в душе мысли вражеские!

Лиса вам на помехе стал?

Но довольно уже точит косу!

Будете теперь вы видит

Справедливость наших прав. Гей, берите Бурмила тута

И закукуйте в добрые пута!

Волка у дыбы прикрутите

И Кота свяжите и прямо

Засадите в тюремную яму,

Где не блима солнца мир!» Так-то судьба играет с нами!

Кто вот-вот был близкий ями,

Вдруг на вершку стал! Ох,

А кто гордо дул, гордился,

В кандалы враз попался

И пошел в тюремный погреб!




15.12.2017