Наилучшая благодарность  

Главная - Наилучшая благодарность  



Наилучшая благодарность


Старый Клен очень радовался, что на его ветвь дети повесили годивничку. Он призвал к себе птичек:


- Летите ко мне! Угощаю! Сегодня на обод пшено и аппетитная корочка белого хлибчика! Поторопитесь, пока снег не притрусил это объедение!


Птички прилетали к годивнички, и старому Клену было значительно веселее. Казалось, что и зима не такая уже печальная и холодная. Он полюбил своих гостей, знал, кого как зовут, даже выучил их привычки. Вот, например, синичка Тиночка никогда не подлетит к годивнички первейшей - такая она скромница. Сядет на веточке рядом и сестричек своих зовет. А воробей-молодец Втулка - тот, наоборот, всегда впереди,- еще Катруся с Андрейкой не успели насыпать зерна в годивничку, а он уже здесь как здесь. Крылышками трепещет, головкой крутит, хвостиком зерно из годивнички вымечет.


- Угомонись, озорнику! - говорит ему старый Клен.


И где там! Втулка ничего не видит и не слышит, аж пока к годивнички не подлетит титонька Кира - старейшая из родини воробьев. И что тогда с нашим Чипом творится! Его не узнать - самое послушание и уважение к старшим. Отлетит в сторону, сядет рядом из Тиною - а пир'ячко растрепанное, хвостик торчма торчит - смех да и довольно! Потешается старый Клен:


- Ой, хитрунчику!


Минуют дни за на днях, вот и морозы уже не такие жгучие, и снег понемногу растаивает. На лужайке травка зазеленевшая. А круг ручейка пролиски кое-где белеют. Солнышко раньше встает и позднее спать ложится.


- Весна! - радуется старый Клен. - Пережили мы и эту зиму.


- Цвиринь-тинь-тинь! - поддерживает разговор Тиночка. - Это благодаря тебе, дедушке Клене. Если бы не твоя годивничка, мы бы, наверное, погибли, так как зима была суровой.


- Нет, Тиночко. Поблагодарите Катруси и Андрийкови - это они о вас позаботились.


- А как же им поблагодарить? - вмешался к разговору Втулка.


- А ты посуди, может, что-то и выгадаешь,- предложил Клен.


- Так! - зацвиринькав Втулка, перескакивая из ветви на ветвь.


Он так старался что-то выгадать, так суетился и подпрыгивал, что перышка на его головке растрепались, будто он только что возвратил из потасовки.


- ОБ! Я знаю, как отблагодарить Катруси и Андрийкови! Я подарю им своего первейшего червяка, которого вполюю этой весны! Как ты считаешь, дедушке Клене,- они будут радоваться?


- Думаю, что не очень,- засмеялся Клен. - Детям червяки не смакуют.


- А если я поймаю зеленую гусеницу? Тогда обрадуются? - снова предложила Втулка.


- Нет, друг!


- А личинку майский жука?


- Нет, Чипе, надо что-то другое выгадать.


Горобчик задумался.


- Цвиринь-тинь-тинь! - пропела Тиночка.


- Не мешай мне! Видишь, я думаю! - слегка клюнув дзьобиком синичку, сказала Втулка.


- Но я не могу не цвиринькати! Я радия, что мы пережили зиму, что весна в конце концов пришла. Цвиринь-тинь-тинь! - еще громче запела Тиночка.


- Тебе лишь бы цвиринькати! А я имею главу сушить над тем, как нам за годивничку отблагодарить,- пробурмотав Втулку.




Он сидел на веточке, пасмурный и задумчивый.


Тем временем солнышко вышло из-за хмарки и поднялось над верхушками деревьев. Его теплый лучи кротко затрагивал каждую веточку, будто проверяло, или готу к весне почки на березах, кленах, дубах и осинах. Солнечное тепло окутало Чипа, полоскотало ему дзьобика, пробралось в пир'ячко и согрело все тельце маленького горобчика.


- Цвиринь-цвиринь! - запела Втулка. - Цвиринь-цвиринь! - Цвиринь-цвиринь! Тиночко! Хода сюда, я знаю, как нам отблагодарить детям за годивничку!


Тиночка подлетела к Чипа, и горобчик что-то зашептал ей на ушко. Старый Клен старался подслушать, что он такое выгадал, но так и не почув.


- Что ты там придумал? Скажи мне, может, оно не понравится Катруси и Андрийкови.


- Точно понравится! А для тебя, дедушке Клене, это будет сюрприз! - засмеялся в ответ Втулка. - Завтра утром жди на что-то непривычное и замечательное! А сейчас нам из Тиночкою надо лететь.


Клен растерянно посмотрел вслед маленьким пташкам.


- Завтра утром... Теперь я ночь не буду спать, буду думать, что они выгадали.


Он издали видел, как горобчик с синичкой перелетают из дерева на дерево, о чем-то входят в соглашение c лесными птицами, тем не менее, как не силился, не мог услышать, о чем. Вздыхая, Клен в конце концов заснув.


Катруся с братцем Андрейкой по обыкновению приходили очень рано, чтобы наполнить годивничку. Вот и этого утра дети подошли к Клену, Катруся наклонила веточку, а Андрейка начал сыпать в годивничку зернята и крошки хлеба.


Аж вот на ветвь круг кормушки сел горобчик Втулка.


- Цвиринь-цвиринь! - запел вин.


- Цвиринь-тинь-тинь! - подхватила синичка Тиночка, которая села на веточку поряд.


- Тень-тень-тень! - запела вильшанка, подхватывая песенку.


- Тють-фить-фьюить! - громко вмешался шпак.


- Тьох-тьох! - переливчато зазвучала песня соловья.


Даже старая Ворона трижды громко каркнула:


- Наказаний-наказаний!


А дядечко Дятел в красной шапочке стучал клювом по стволу, как барабанщик:


- Тук-тук-тук!


Старый Клен распрямил ветви, принимая певцов, которые слетались из всего леса. Кропив'янка с мухоловкой, вивчарик-ковалик, лесная горлица - все повсидалися вокруг годивнички и громко пели каждый на свой лад.


Дети зачарованно слушали этот удивительный хор, а старый Клен едва не плакал от радости.


- Это лучше всего, что я слышал в своей жизни, - это настоящая песня благодарности. Птицы радуются из того, что прошлая зима и в конце концов пришла весна. Те, которые пережили зиму в нашем лесе, благодарят деток за то, что их заботливые руки сыпали зерно в годивничку. А птички, которые отлетали в теплые края на зиму, радуются, что возвратили на родину. Это - найчудовиший подарок дитям.


- Цвиринь-цвиринь! Это и в самом деле лучше, чем найсмачниший червячок! - согласилась Втулка.



Елена Микула


Художник Юлия Муравйова


15.12.2017