О братика-баранця  

Главная - О братика-баранця  


О братика-баранця


ув себе дед и баба и имели они себе двое деток, мальчика и девочку. Но умерли они оба, а детки остались самые. Пока было что есть, то сидели в доме, а как не стало чего есть, то девочка старшая и говорит:


- Ходим, братцу, в свит.


Идут себе, идут, где найдут ягодку, съедят себе, где найдут щавель, съедят себе да и блуждают по полю и по лесу. Аж идя раз, видят, стоит криничка, и братец говорит:


- Сестричка^-голубка, я водички хочу.


А она ему говорит:


- Не пей, братцу, так как здесь пили волы, то ты еще и волом перекинешься.


Он ее послушал и не пил, и пошли они дальше. Идут да и идут, аж стоит снова в яркую малая криничка.


- Аж здесь я уже напьюсь,- говорит братик.


А сестра говорит:


- Не пей, братцу, так как здесь коньки пилы, то и ты коньком сделаешься.


Он ее послушал снова. Пошли дальше, аж стоит озерцо.


- Может, уже я здесь напьюсь?


- Не пей, братцу, так как здесь овечки пилы и ты сделаешься баранчиком.


Но уже он сестрички не послушал, напился да и стал баранчиком.


Да и идут себе, где найдет сестричка ягодку, то уже самая съест, а барашек травку ощипывает, а на ночь как найдут где сено, то она его кладет от синця вглубь, а самая ложится с краю, чтобы его волк не вхопив.


Переночевали, идут снова себе, аж когда едет барич верхом с ружьем, а сестричка тогда уже постоянная большая и красивая очень, уже хорошо выросшая, с каких пор они ходили. Тот барич думал, что она вышла пасты того барашка, и сказал слугам зловити баранця и привести его и девушку к себе.


- Я ее расспрошу, что она такое.


Сейчас и привели их вместе к тому баричу. Он как глянул, что она такая прехорошая, так аж трясется к ней да и спрашивает:


- Что ты такое и что ты пасешь и нащо, того баранця?


А она ему говорит, что это ее брат, и как оно все было с ним рассказала. Он ей и говорит:


- Садись со мной!


А она к нему:


- Это возьмите же и моего братика-баранця, так как я его не покину.


Да и поехали. Приехали вместе к двору, к этому молодого барича. Вот он ей и говорит, и просит:


- Будь мне за женщину, повенчаемся.


Она и согласилась, сказала:


- Хорошо.


и повенчались они, и жили себе хорошенько, и прижили себе ребенка, а барашек баюкает и глядит этот ребенка, и она ему радуется, а он ей, что это бог дал такое добро сестрицы.


Поехал раз господин снова с ружьем, а слуга говорит к госпожа:


- Ходим купаться, госпожа сердце.


Пошли они купаться, а барашек сел себе на березе и держит детку, а они как пошли в воду, и слуга повела ее на глубину, ввела в воду да и говорит:


- Дайте-но, госпожа, я вам плечи помою, а то у вас такое болото черное.


Как стала ее мыть, как постоянна мыть, да и упхнула в воду, в самую глубину. А тот барашек как увидел, да и заплакал. А слуга выбежала из воды да и удяглась в панину одежду, а свои юбки бросила в воду, забрала ребенка и бежит домой, а баранець идет себе за ней. Пришли домой, а ребенок все плачет и плачет, и целую ночь плачет.


Аж господин приехал, не рассмотрел и спрашивается:


- Чего оно плачет? Где это наша слуга?


А она говорит:


- Я ее прогнала, так как она такая ленивая была.


Как встал баранець утром, взял ребенка и пошел к воде. Аж там випливла качечка, а на ней золотое и серебряное пир'ячко, пидпливла на берег и пришла к барашку, взяла ребенка и постоянна кормить ее как иметь. Покормила, а баранець взял да и понес ребенка домой, и она такая стала здоровая, так спит хорошо, а господин все испытывает удивление, которое это этот баранець делает и куда он ребенка носит, что оно все так хорошо спит. Да и говорит господин ко всем в дворе:


- Исследуйте мне, куда он ходит с ребенком, что он с ней делает?


Пошел один мужчина за баранцем, и украдкой засив, и увидел, что пидпливла качечка с золотым и серебряным пир'ячком и покормила ребенка. Этот мужчина сейчас побежал к господину и все это рассказал, а господин сказал слугам раскинуть волока и позарез зловити эту качечку.


Пошли они и так сделали, зловили ее и принесли господину. А она так закричала: ка-ка-ка-ка-ка, что утешаются все, и з'иджаються господа и его родня смотреть на качечку, такая она отрадная.


А госпожа напалась на господина, чтобы эту качечку зарезать.


- А то,- говорит,- я пропаду!


А господин на то:


- Разве в нас нет вторых качек?


Как это услышал баранець, то побежал и сказал сейчас качечци:


- Стерегись, сестричка моя, так как тебя хотять зарезать.


А качечка говорит:


- Как меня зарезают, то ты укради пир'ячко из меня и быстро закопай где-нибудь.


Так и сделалось, что качечку зарезали, и баранець две перышек ухватил и при припичку закопал. Аж за ночь где-то взялись два столба с серебряными и золотыми листочками по ним. Съезжаются все господа, смотрят, испытывают удивление, где это они взялись при припичку? Как порозходяться все, то баранець говорит к тем столбов и они ему одказують, говорят к нему.


Снова когда-то баранець услышал, что госпожа говорит к господину:


- Поруби, сердуню, эти столбы, а то я пропаду.


- Нащо нам их рубить,- говорит господин,- они такие красивые, пусть себе стоят.


Но госпожа пристает, чтобы порубить. Барашек цее услышал, побежал да и сказал столбам:


- Сестричка, голубка, хотять тебя срубить и сжечь.


А столбы говорят:


- Братцу, как нас будут рубить, то хотя одну трисочку укради и перед покоями закопай.


Взялись сейчас и таки стали рубить, а баранця затворили в покоях, чтобы он не видел и не взял ни трисочки. Аж здесь на то пришла стрекоза-полонянка с покрышкой по огонь, и одна трисочка ввалившаяся бабе в покрышку, а эта баба взяла и спрятала ее за пазуху и забыла за нее, да и принесла домой и бросила в сундук.


Через ночь из этой трисочки постоянная панна еще лучшая, как эта сестричка баранця была.


Рано баба пошла в поле и вечером приходит, смотрит, что у нее в печи вытоплены и все поприбрано. Баба пришла в изумление, села поужинала и легла спать. Рано встала и пошла снова в поле, аж приходит вечером и смотрит, что у нее хусти попрани, и есть наварено, и так хорошо поприбрано в доме, да и думает себе баба:


«Надо позарез мне осмотреться, кто это все мне делает. Возьму будто в поле пойду, присяду за дверью и присмотрюсь, что оно такое мне помогает».


Села раз под дверью, смотрит, аж уже топится в печи, уже она вытопила, и села за стол, и обедает, а баба вынула колышек в двери и присматривается, и ей ничего не говорит, а ждет, чтобы она наелась. Вот она уже встала из-за стола, а баба в дом и говорит:


- Здравствуй, имосьцюню, где это вы здесь взялись?


А она говорит:


- А вы трисочку вбросили в свой сундук, то я это из той трисочки.


Как это все делалось, а госпожа в дворе теперь уже начала просить господина:


- Зарезаем этого баранця! Нащо он нам?


А господин думает сам себе: «То говорила «братцу» на него, а здесь уже говорит зарезать его». Да и сам себе испытывает удивление.


Но пришла та бабка к господину, увидела баранця да и говорит:


- Барашку, возьми ребенка и приди ко мне к дому. Он сейчас взял, забрал ребенка и пошел к бабе.


А госпожа все свое и свое: «Зарезаем и зарезаем баранця». А господин говорит:


- И пусть уже вечером зарезаем.


А баранець как пришел к бабе, то они - брат с сестричкой - так обрадовались очень, что увиделись, и барашек начал рассказывать:


- Знаешь, сестричка, хотять меня зарезать.


А она ему говорит:


- Не бойся, не зарезают они тебя.


Это подумали сейчас, чтобы подстелить бабу к господину, чтобы пришел быстро сюда к ней, так как здесь ребенок и барашек ждут.


Как надумалась, так и сделала. Баба пошла к господину и просит, чтобы он пришел к ней на время. Он ее спрашивает:


- Чего же я пойду?


А она просит очень и говорит:


- Вот ходить-но, господин, увидите у меня свою первую женщину.


Он как это услышал, так обрадовался да и быстро побежал. И как прибежал к дому и глянул, то аж крикнул, такой был счастливый, а она ему говорит:


- Или вы меня познали, что это я, ваша первая женщина? Но не пойду я к вам, пока вы ее, лживой, проклятой слуги куда не денете, я не хочу, чтобы она меня видела.


Он крикнул на людей, чтобы вывели коней, и привязали ту слугу к коней, и пустили в поле, пусть она там пропадет.


А первая женщина, детка и барашек счастливо живут и поживают и возраста доживают, а тую слугу кони понесли и на все поле ее разнесли. Где она главой ударила, там постоянная могила, где плечами - долина.



15.12.2017