Ум и счастье  

Главная - Ум и счастье  


Ум и счастье


шли себе где-то ум и счастье да и заспорились, Ум говорит, что он более сильный, а счастье - что оно. Спорили они, спорили да и разошлись. Счастье пошло у лес, а ум пошел и одному мальчику и влез в главу. Вот отдает отец того мальчика в сапожнике. Побув он в сапожниках с неделю - уже всему и научился.


- Оддайте,- говорит,- отцу, еще чему второму учить.


Отдал его отец в портном, он и там или побув с неделю, уже сумел и покроити, и пошить. Тогда отдал его отец учить еще часы делать. Он и того что-то скоро научился.


Вот раз тот его хозяин отъезжает - а он уже на жаловании служил - да и приказывает мальчику, чтобы он, пока тот возвратится, сделал столько там часов, а что зостанеться припаса, то, как захотит, то и себе сделает. Вот он как принялся, живо поделал, еще и себе выгадал, и такой выкинул, что в двадцать пять лет только раз и заводится, и как завел, то и ключик туда внутрь запрятал и затворил там.


Приехал вот хозяин - все сделано, он забрал те часы да и повиз где-то на ярмарку, и его с собой взял. Тот же хозяин свои часы распродал то господам, то другим людям, а тот мальчик свой продал самому царю, и как забрал деньги, то и пошел где-то аж за границу.


А те часы, как вышло ему двадцать пять лет, остановился и не бьет.


Сейчас послали за мастером, так никто совета ему не даст. Бросились к тому мальчику, а о нем слух уже везде пошел. Он как приехал, того ключика сейчас нашел и снова на двадцать пять лет пустив.


Царь и полюбил его.


- Живи,- говорит,- у меня.


Дал ему горницю и прислугу, все чисто. Вот раз царь отъезжает да и говорит ему:


- Всюду хода, а вон в ту каморку не ходи.


А там за стеной была замурованная царевна; то ее сам царь туда замуровал и хотел, чтобы ее за глаза сватали. Кто приедет сватать, то идет в ту каморку да и говорит к ней сквозь стену; как она отзовется, то за того ей и идти. Вот столько уже царей и какого люда не приезжало, ни к кому она не отзывается. А круг той двери такие стояли, что только который из той каморки, они сейчас главу ему срубят и на жгу и настромлять. Так вот царь его жалел да и запретил туда ходить.


Вот он ходил, ходив. «Дай,- думает,- зайду». Вошел в ту каморку, аж стоит стол, а на столе свичечка горит: он и говорит к свече:


- Здоровая была, свеча!


- Здоровый, мастер! - сам себе и одказуе, а царевна услышала и за стеной:


- Так, так, так.


- И это я давно знаю, что так, так, так, а вот как нас было трое: - один сапожник, второй портной, а третий мастер, да и пошли у лес, аж стоит пень. Мастер принялся да и сделал из него мужчины, портной одежду пошил, а сапожник взув.


А она за стеной:


- Так, так, так.


Как дала вот согласие, он и пошел себе. А на двери там была такая табличка, которая как вот она скажет хотя слово, сейчас на табличке само и напишеться. Вот господа и увидели, что она им не давала согласия, а дала вон ком.


- Давай его,- говорят,- уничтожим.


Только он на дверь, а они за него, берут главу его рубить. А ум видит, что горе, как выскочит из главы и у лес. Нашел там счастье. Здесь и царь возвратился, разобрали дело, и стал он тогда царю за зятя.



15.12.2017