Перчатка из блохи  

Главная - Перчатка из блохи  


Перчатка из блохи


ав царь очень красивую дочурку. Которые царевичи ее сватали, которые королевичи - никого не хотела за мужчину. Но ей дальше не давали покоя. Тогда она сказала отцу взлелеять блоху и вшить из ее кожи перчатку.


Зловили слуги блоху, бросили в бочку с маслом и семь лет не смотрели к ней. Через семь лет бочка треснула, а из нее выскочила такая блоха, как дикая свинья. Блоху убили, сняли кожу да и вшили перчатку.


Теперь, когда приезжали к царевне сватачи, она ничего не делала, лишь показывала перчатку и говорила угадать, из чего она есть.


О красоте царевны и о ее перчатке слава разнеслась по целому миру. А за морем жил один очень красивый, умный и богатый царевич. Берет он денег, переплывает море и не идет к царскому дворцу, а посещает всех скорняков, просится к ним переночевать и каждого заходит басней, или который не шил царской дочурке перчатку.


Так обошел весь город, но ничего не узнал. Но на краю города стояла очень маленькая хатчина, которая выглядела на будку. Заходит он досередини, а там старый скорняк живое. Говорит царевич:


- Может бы, я у вас, дедушке, переночевал?


- Хорошо, приму тебя, сынку, на нич.


А дидо любил водку. Царевич принес на ужин водки и говорит:


- Выпейте, дедушке. Вы за день над теми кожухами надышитесь теми смородами, что в груди аж нехорошо.


Дед выпил да и говорит:


- Это еще ничего. Вот как я из блохи варежку шил, вот было смородив!


Больше уже царевичу ничего не надо было от деда. Переночевал, утром файно заплатил старику и пошел прямо к переговорные, где царевна с перчаткой сидела.


Идут цари, короле, царевиче и королевиче, старые и молоды отгадывать, из чего же варежка. Перегадали, которая лишь звери есть на миру,- никто не может отгадать. А он стоит сбоку.


- А ты что скажешь, молодец?


Царевич, когда шел сюда, то одел разные лохмотья. Никто не мог себе подумать, что такой нищий может знать, из чего перчатка. А он подошел да и говорит:


- Наиболее светлая царевна имеет перчатку из блохи. Она аж пришла в забвение. А царь стал упрекать:


- Видишь, дочурка,- доскакалася?! Сколько ты женихов имела! Да и каких женихов! А теперь пойдешь за нищего.


- Такая уже моя судьба, отцу. Раз я уже сказала, так должны быть. Заручуюся с ним.


Берут его к дворцу, дают файне одежду, так как никто не знает, что он царевич,- делают свадьбу. Но которое то свадьба с нищим? Никого не приглашали. Отбыли свадьбы, и царь говорит:


- Мне, доченька, очень встидно, что у меня такой зять. Не могу его даже чужим послам показать.


Он учув это и говорит царю:


- Мы пойдем жить набик.


Живут оба в винаймлений хате, есть нет что. Царевич говорит:


- Я - голодный. Иди где-то хлеба печали.


А она - царская дочурка. Пошла, вижебрала хлеба. Самая не ест - ему дает, чтобы реже посылал попрошайничать. А он кричит, что есть хочет. Так уже допек, что допик.


Но перемучились шесть месяцев. Берет он ее за руку и говорит;


- Ходим попрошайничать оба.


Пошли попрошайничать. Где богатейший дворец, туда он посылает ее хлеба править, какой-то еды. Она пойдет, а он смеется! «Ех, птичка, укорочу тебе крылышко. Ты высоко летала, теперь попрошайничай. Это мне немилое, но я тебе покажу, как было мило моим товарищам, когда шли тебя сватать, а ты им в лицо смеялась». А тем временем женщина выносит ему на блюде есть.


Так они шли, шли и зашли д' морю. Она говорит:


- Йой, а мы что здесь будем делать?


- Пойдем за море.


Пошел, оплатил за два места, а капитану сказал, лишь бы пригласил его женщину. Тот керун подходит и говорит:


- Садитесь на корабль, так как уже все места засели, есть еще лишь двое.


Сели на корабль, переплыли море, он оставил ее на березе, а сам пошел к своему дворцу. Сказал отцу, что привоз невестку, лишь бы готовились к свадьбе, но имеет ее еще кое-чего научить. Здесь посоветовались, как должны быть. А тогда идет он к ней, нанимает над морем маленькую будку, приносит пару бутылок пива, водки, вина и заставляет ее продавать.


- Лишь смотри мне, чтобы матросы не повипивали все и не побили бутылки.


- Буду смотреть.


Пошел от нее до дворца, переоделся и подговорил матросив, лишь бы пошли будку разбили и все повипивали.


Продает она, продает, а здесь приходят матросы, все ломают, водку, вино, пиво выпивают, бутылки бьют и ни копейки не платят. Такого наделали, что и не рассказать.


А царевич днем хорошо наелся, вечером же переоделся в старое и идет к ней. Смотрит: сидит она круг груды череп'я и плачет.


- Что произошло?


- Разве не видишь?


- А ты что за продавщица, которая допустила к такому? Я тебе говорил продавать, а не с матросами шутить. Из чего будем жить? Я последний крейцер за то виддав.


- Я не виновная. Пришли матросы да и все потолкли. Что посоветую?


- Йой, пустая из тебя ґаздиня. Не доделаюсь с тобой хлеба. Разведал я, что у царя свадьбы рихтуют. Пойдешь поварихе помогать.


А сам в дворце все рассказал. Но ша! - чтобы никто ничего ей не рассказал. Сказал:


- Когда она будет идти домой, то в двенадцать горшков поналивайте и понасипайте разных кушаний и дайте ей такой пояс, лишь бы она понасилювала их и поясом уперезалася.


Уже целый день она бегает с поварихой; а вечером начинается свадьба, пришли музыки, играют. А она собирается нести есть мужчине аж на край города.


Повариха насилюе на пояс горшки, заперизуе ее, в каждый горшок насыпает другого кушанья и отправляет за порога. А здесь дружка уже ждут на молодую, прилили из-за моря ее родственники, но она еще ничего не знает.


За порогом встречает женщину мужчина. В это время заиграла музыка. Он говорит:


- Хода посмотрим, как царева невестка на должности сидит.


- И как я с горнятами пойду? Кушанья льопаються по мне.


- Е, ничего. Помаленьку иди, то и не будут льопатися. Привел к дворцу. Здесь музыка играет, он берет ее танцевать. Да и такого женщине духа дал, что льопало борщом, кашей, киселем выше ее главы. А тогда останавливается он и говорит:


- Извините, дорогие родственники! Она когда-то мудрствовала над женихами, хотела и из меня посмеяться. Я должен был так поступить и с царевной, когда она стала моей дружиной.


Пошел он переодеваться в свадебное, ей тоже принесли дорогие вбори, стали собирать молодую, ладить.


Мамы-царицы сердце разрывалось, когда смотрела, как ее дочурка танцевала, обвешанная горнятами с кушаньями, но ничего не могла сделать, так как это чужая сторона, чужие люди, чужие законы.


Состоялась файне свадьба. Молодая сидела за столом и все думала. Будет она долго помнить, как была попрошайкой, а потом стала царской невесткой.



15.12.2017