Семилиточка  

Главная - Семилиточка  


Семилиточка


есь на Десне в десятом царстве, в другом государстви был себе мужчина и женщина, и в них не было детей. Вот им бог дал ребенка: нашлась девушка. Они живут в лесе - так далеко ихать крестит; так они дали имени Семилиточка, что не было семь лет в них детей. Загадывают, чтобы в общину шел мужчина тот слухать, что община скажет. Вот мужчины там говорят... Из общины один богатырь говорит, говорит:


- У меня - это, братци, или выдано? - да проели мыши лемех; устромив в стриху, да проели мыши.


А тии говорят:


- Правда!


Вот тот мужчина, что дочь Семилиточка, пришел домой; он был убогий. И так и говорит Семилиточци.


- Или поэтому правда? А она говорит:


- Неправда! Нельзя, чтобы мыши поили железо; ржавчина поест нероботне железо.


Вот пошел тот мужчина другу воскресенье в общину да и говорит, что дочь сказала; так роздумалися, что это правда.


- Спроси, отцу, а что в мире прудче, а что в мире ситче, а что в мире милее?


Один говорит:


- У меня пара собак хуртових самых хутчих.


А второй говорит?


- У меня пара кабанов самых ситих.


Третий говорит:


- У меня дочь самая милиша.


Он пришел да и говорит дочери, а она говорит:


- иди же, отцу, и и говори, что ваша неправда: нет прудчого за глаза, они зобачуть и за рощей, и воду; конь не перебежит и птица не перелетит, а глазами угледиш скорее. Нет ситшого над землю: насытит и хлебом, и травой, и водой; а нет милейшего над сон: хоть пусть и серебро, хоть пусть и золото, хоть какие напитки, которые наидки, а не спав день-двое-трое, сон сможет - заснеш.


Пошел сказал мужчина, сказал общине; роздумалася община, что правда седьмую. Вот господин спрашивает:


- Кто сие у тебя так говорит?


- У меня дочь Семилиточка.


А господин говорит:


- Когда же она такая, то на же тебе пивкопи печенных яиц куриних да неси ей; пусть она посадит наседку, чтобы наседка вывела цыплята, чтобы к мира поросли те цыплята и мне на кушанье постигли.


Вот тот отец идет и плачет. Вот она говорит:


- Чего же вы, отцу, плачете? Садитесь, яйца тии берите да ужинайте.


А утром устав тот отец, а дочь говорит:


- Идите же к господину; пусть господин тот лес вируба, да пусть пни викопа, да пусть тот шпиль (гора крутая) виоре, да пусть насеет проса, да чтобы просо уродило, да чтобы пожал, и помолотил, и потолок к свита, чтобы было пшено цыплята годувать.


Так господин сказал:


- Где же так можно, чтобы к свита лис вырубать, пне выкопать, шпиль виорати, проса насеять, пожать, и свозит, и помолотит, и потолочь,- нельзя за нич.


То мужчина говорит:


- Где же таки, господин, чтобы из печенных яиц цыплята вывести, и чтобы они поросли, и чтобы на кушанье были - нельзя так, господин.


Вот он тогда говорит.


- Ну, того нельзя и того нельзя; пусть же она придет ко мне в госте, хоть увижу - которая.


Вот идет тот мужчина домой да и плачет. Она его встречает:


- Чего вы, - говорит, - отцу, плачете?


- Как же мне не плакать, что господин извелив, чтобы ты была в госте, пусть я увижу - которая. Да чтобы так, чтобы шла и ехала, чтобы гола и в рубашке и чтобы с гостинцем и без гостинца.


Вот она говорит:


- Не плачьте, отцу! Идите у лес, да зловить зайца и перепелку, да поймайте козу, да ищите ятера (что рыбу ловят).


Так она рубашку сняла, а тот ятер надела на себя, взяла зайца под руку, под другу перепелку, одну ногу подняла на козу,- так присела, якобы ехать, а второй прыгает и говорит:


- Идите же, отцу, пусть уже господин прибирается, буду в госте; пусть дверь поодчиняе, окна поодсувае, ворота поодчиняе и чтобы и столы понастилав, и чтобы все поготовив для меня - кушанье, напитки, наидки,- что буду в госте.


Мужчина тот пошел впереди, сказал. Вот господин тот убрался и ожидает. Вот она идет и едет. Господин собак велел поодпускать, хортов, чтобы ее порвали, так она только вошла в двор, зайца пустила,- так собаки все за зайцем, а она просто идет к господину.


Вот он видит, что она идет и едет; глянет - так она и гола, и в рубашке,- вишь, ятер из пряжи выплетенный риденько, так тело видно.


Так она скажет:


- Здорови были, господин, прошу, нате же вам гостинца!


И дает господину из рук перепелку, а он на нее удивився, а перепелка из рук у него в окно вылетела: был гостинец и нет. Вот он там по покоям садится, то ходит; что уже как он сказал, то она сделала, что уже не господская правда, а Семилитчина. Водит ее всюду да и говорит: это такое кушанье, а это такое кушанье, а это снова такое кушанье; это дорога, а это тоже дорога. А хлеба нет. Вот она ходит да и говорит:


- и сие, господин, хорошо, и сие хорошо, да к хлебу.


Так он роздумався: хотя что есть, а как хлеба не поесть, то голоден. Положили хлеба. Говорит господин:


- Садись обидать.


Она и села. Когда идет два мужчины к господину судиться. Вот он устав да и спрашивает:


- За чем вы?


Один говорит:


- К вашей милости - рассудите нас. Поехали мы в ярмарку, дак моя кобыла, а того мужчины виз.


Тот мужчина говорит:


- А моя телега, господин.


- Мы кобылу выпрягли, в ярмарке привязали к телеге, дали есть, самые пошли на базар покупать; когда идем, аж уже лошатко есть - нам бог дав.


Вот тот мужчина:


- Моя телега привела жеребенка, что жеребенок под телегой, под колесо мордочкой толчет, что вишь, слепое. А я говорю:


- Е, ни! Врешь, то моя кобыла привела жеребенка.


Да и подрались, за чубы таскались. Так господин спросил:


- А где жеребенок был?


Тот говорит:


- Под телегой, господин, было.


- Да и телега же и жеребенок привел, а не кобыла, когда под телегой было. Хотели уже люди идти, а Семилиточка сидит, и слушает, да и говорит:


- Это как у моего отца была роща на шпиле, а они ту рощу вырубали, пне выкопали, виорали, да насеяли проса, да уродило такое хорошее просо, такое хороше! Так унадилася рыба щука да лети, да и выели просо.


А вторые были здесь господа, сидят, и это слышат, и говорят:


- Нельзя седьмую статься, чтобы рыба к просу ходила есть.


А она говорит:


- Нельзя сего, господа, статься, чтобы вез да жеребенок привел: дерево срублено и отесане, да еще бы то из себя плод выбросило,- нельзя.


Вот так господин уже увидел, что она ~~2, дал ей пивпанства, и стала она уже у него розсуждать людей; вот господин такой был, что не рассудит и людей.



15.12.2017