Свиной полушубок  

Главная - Свиной полушубок  


Свиной полушубок


ив себе дед и баба, и была у деда дочь и у бабы дочь. Баба свою дочь так любила и все ее прихорашивала, а дедовой дочери не любила и все ее била и посылала на тяжелую работу. Все, что надо было делать на дворе, круг скота, круг свиней, то все делала дедова дочь, а бабья дочь, как панночка, сидела в доме и ничего не делала.


Вот однажды заболел в их бичок-третячок, а баба и говорит деду:


- Добей, деду, бычка, то и мясо будет.


Дед говорит:


- Хорошо, добью!


А дедова дочь очень любила того бычка. Как услышала о том, что его хотять добить, пошла да и плачет и говорит:


- Мой бычок, мой третячок! Хотят тебя убить.


- Ничего,- говорит бычок,- пусть убивают, только ты не ешь моего мяса. А как будут меня убивать, то ты приди и в правое ухо затурчи, а в левое выпадет яблочко золотое - ты его возьми и спрячь.


Девушка так и сделала.


Как не стало бычка, то быстро после того заболело пятеро свиней. Заболели и подышали. Вот баба и говорит деду:


- Поздирай, деду, шкуры из свиней, и пошием твоей дочери кожушанку.


Дед поздирав шкуры да и пошили дочери кожушанку. Да и такая то кожушанка была, что девушка как надела, то никогда и не снимала. И в доме было сидит, прядет и не раздевается. Так ее все и прозвали Свиным кожушком.


Вот дождались великодних праздников. Дед, баба и бабья дочь поехали к церкви, а Свиной полушубок остался дома присматривать скот. Как они поехали, Свиной полушубок пошел к своему сундуку, взял яблочко да и промолвил к яблочку:


- Яблочко, яблочко, сделай все, что я хочу.


Как только она это сказала, сразу в двор уихала карета и сразу же явились к скоту - скотницы, к овцам - овчарки, к свиньям - свинарки, а к ней понаездили лакеи, нарядили ее во все дорогое и золотое, посадили в карету да и повезли к церкви.


Как только вошла она в церковь, все люди на нее возвратили и так и смотрели, аж пока из церкви пошли.


И только она не стояла до конца службы, а как только на «Достойно» перезвонило, ее взяли попидруки да и вывели из церкви и повезли домой. Дома сняли из нее все и наделы свиной полушубок, и в дворе не стало никого, ни скотниц круг скота, ни овчарок круг овец, ни свинарок круг свиней, остался сам Свиной кожушок.


Аж вот приезжает дед с бабой и с дочерью. Занимали обедать, а баба и говорит:


- А что, Свиной полушубку! Ты и не видела такого, как мы видели.


- И где бы же я видела! Сижу завше дома.


и начали рассказывать, что они видели. А того й не знают, что это был сам Свиной кожушок.


А в церкви тогда был и царь. Увидев Свиного полушубка, он надумал, как бы его поймать.


Вот на второй день оп'ять дед с бабой и с дочерью поехали к церкви, а Свиной полушубок взял яблочко и промолвил:


- Яблочко, яблочко, сделай все, что я хочу.


Как только она сказала, снова появились к скоту - скотницы, к овцам - овчарки, к свиньям - свинарки, а к Свиному полушубку - лакеи. Нарядили ее еще лучше, чем вчера, и повезли к церкви. Как только вошла она в церковь, то царь сейчас же велел насыпать на пороге сапожной смолы. И вот, как на «Достойно» перезвонило, взяли ее под руки да и повелели из церкви. И на пороге она вступшла в сапожную смолу и остановилась, так как никак не могла вытянуть ноги. Дернула ногу - так черевичок и остался в смоле.


Приехала домой - ничего того не стало. Снова оделась в свиной полушубок да и сидит ожидает своих.


Вот приезжает дед с бабой. Занимали обедать, а баба и говорит:


- А что, Свиной полушубку! Ты и не видела такого, как мы!


и начали рассказывать, что делалось в церкви.


- И где бы же я видела! - говорит Свиной кожушок.


Быстро после этого стало слышать, что царь ходит по всему мира и ищет такой ноги, на которую бы пришелся черевичок. Как только баба об этом услышала, то сейчас начала прихорашивать свою дочь. Каждый день ей ноги мыла и водила ее в чистеньких черевичках. Вот уже стало слышать, что в их селе царь. Вот уже подходит и к их двору. Баба волнуется и рассказывает своей дочери, как надо ногу совать у черевичок. Вот приходит царь в дом да и спрашивает:


- Или есть у вас девка в доме, или нет?


- Конечно, есть, есть! - говорит баба.


- Ну-ка,- говорит царь,- попробуем, не налезет ли на нее черевичок.


Начали надевать, а нога большая - не влезает в ботинок. Как баба ее не пихала туда - ничего не вышло. А Свиного полушубка баба и показувать не хочет. И царь сам ненароком как-то глянул в место за печкой да и увидел, что там сидит Свиной полушубок, да и спрашивает:


- А то кто у вас такой?


- И то не девка,- говорит баба,- а Свиной кожушок.


- Ну-ка,- говорит царь,- попробуем надеть башмачок!


- И не пробуйте, так как там ничего не выйдет, то такое ничто!


- И уже попробую! - говорит цар.


Как только Свиной полушубок выдвинул свою ножку, так она и зашуршала в ботинок. Царь обрадовался, а баба разозлилась. И забира царь с собой Свиного полушубка, говорит:


- Ничего с собой не бэры, ничего мне не надо.


- Нет,- говорит девушка,- пустите, я хочу взять в своем сундуке одну рич.


Да и взяла с собой золотое яблочко.


Вот и повив царь ее в свое государство. Как только они стали входить в его государство, сразу садики зацвели, соловье защебетали, кукушки закуковали, и рыба в море заиграла. Царь веселый, и все его родные теж.


Розслухала баба, куда царь повив дедову дочь, да и говорит своей:


- иди горами и лесами и ищи свою сестру. А как найдешь ее, то попроси, чтобы она пошла с тобой купаться.


Вот пошла бабья дочь искать свою сестру да и нашла и говорит:


- Ходим, сестричка, выкупаемся в море.


- И чего же мне идти, как я могу и дома выкупаться, вот у меня есть река.


- Это ходим уже ради меня. Поведи к мвря, я посмотрю.


А в дедовой дочери уже и сынок был. А царь в самый раз в то время был на охоте.


Согласилась царица пойти к морю. Вот пока царица раздевалась круг моря, то бабья дочь быстро разделась да и начала купаться. Как только царица влиза в воду, то бабья дочь вылезла из воды да и говорит:


- Ну-ка, сестра, я надену твой наряд да и посмотрим, или ловко мне будет.


- Надевай,- говорит царица.


А как постоянная царица выходить из воды, то бабья дочь и говорит:


- А ты мое надень.


Как царица оделась у ее наряд, тогда бабья дочь и говорит:


- Теперь ты беги степями и лесами, а я возьму твоего сына и пойду к тебе.


Вот и побежала дедова дочь. А как только бабья дочь постоянна входить в царство, сейчас садки перестали цвести, соловье перестали щебетать, кукушки кувать, рыба в море перестала грать. Царь печальный, ребенок плачет.


Смотрит царь - не его царица. «Что же его делать?» - думает царь. А бабья дочь, как только двенадцать часов ночи, берет ребенка да и идет на берег моря. Придет да и говорит:


- Приплинь, приплинь к бережку, дитя твое плачет, оно истоньки хочет.


А дедова дочь где-то далеко в лесе обзывается:


- А я бегу, а я спешу, оконной стекло ножки подгибаю, кровью тропу поливаю, к дитяти спешу.


Прибежит такая исцарапанная, вся в крови, возьмет ребенка на руки, покормит да и снова бежит.


Вот царь пошел до одной бабы да и жалуется ей, что что-то произошло в его царстве, и он не разберет, что. А баба и говорит:


- Не поспи ты, царю, одну ночь. Как только царица пойдет с ребенком из дома, то зайди ко мне да и пидем вдвоем, и как прийдем к берегу и как прибежит твоя старая царица и возьме кормить ребенка, то возьми ее за селезенки, не пускай, хотя что бы она не делала. Она будет перебрасываться волком, жабой, гадюкой, а ты все держи и не пускай.


Вот царь так и сделал. Как царица взяла его ребенка и понесла к морю, то царь зашел к бабе да и пошли вслед за ней.


Приходят, а бабья дочь в самый раз зовет старую царицу. Они сели за кустом да и ждут, пока и прибежит. Как только и пришла и взяла ребенка кормить, то царь схватил ее за селезенки, а баба взяла ребенка на руки и все шепчет, шепчет.


Царица перекинулась волком, жабой и гадюкой, а царь все держит, а баба взяла ребенка на руки, все шепчет, все шепчет.


В конце концов царица встряхнулась, сделалась человеком, виблювала всю траву, которая съела в лесе, да и говорит:


- Ох, сестра, сестра! Что ты мне наделала!


Тогда царь взял бабью дочь расстрелял и в море вбросил, а со своей царицей пошли в свое царство, и только они стали входить - снова садики зацвели, соловье защебетали, кукушки закуковали, рыба в море заиграла, ребенок перестал плакать, царь стал веселый. И стали они жить с царицей и поживать и себе добра наживать.


Это и сказке конец.



15.12.2017