Силач  

Главная - Силач  


Силач


ув где не был один большой силач. Когда имел четырнадцать лет, пошел к лесу, вырвал руками найтовстишого дуба и поставил 'го кверху коринням.


Говорит матери:


- Мамка, будьте здорови, так как я иду свитом!


Иметь плачет, не пускает 'го, айбо он видкланявся и пошел. Идет, идет и видить, что черти везут железо. Затянули телега в яму и никак не могут вытянуть. Говорит им Иван:


- Я вам помогу, кедь мы дадите только железа, килька мой мизильник выдержит.


Черти сия наняли.


Иван вытолкнул телегу и подставил палец:


- Но, кладите железо!


Составили черти один телегу, составили второй, третий. Все двенадцать! А Иван понес железо к кузнецу:


- Поступки мы из сего материала палку.


Кузнец сделал. Иван взял палку к правой руке и бросил ею аж под небо. Возвратился к хищные, посидел двадцать минут, а дальше вышел вон и подставил палец... Палка упала на перст и согнулась. Говорит мастеру:


- Еще раз перекуй палку. Слабо, непреодолевает, гартуеш.


Как перековал, Иван снова бросил палку в небо, возвратился к хищные, посидел полчаса, пак вышел, подставил перст: палка упала и уже не согнулась.


- Добрая палка.


Выплатил кузнецу, положил палку на плечо и идет свитом. Видить на скале легиня, что руками трет каменья на мучение.


- Что ты за один?


- Сучи каменья.


- Иди со мной, будем цимбори.


Идут дальше. Смотрят: парень ступает из горы на гору и каменья перенашивает.


- Что за один?


- Валигора.


- Хода с нами, будем цимбори. Зашли в чащу и натолкнулись на хищную.


- Здесь будем жить!


Двое ходят на ловы, а один все остается дома и варит есть. Иван и Валигора пошли у лес, а дома оставили Сучикаминня. Наложил он огонь, положил варить мясо в котел. Раз перед обедом к дому зашла старая зубатая баба и говорит:


- Сын, дай мы есть.


Сучикаминня дал ей мяса. Как поила, снова просит.


- Дай еще.


Наложил ей еще. Поила и снова:


- Еще!


Сучикаминня рассердился:


- Иди себе, баба, на беду... Мясо надо моим цимборам на обид.


- Дай мы мяса, так как поем ты на пупе...


Так и сделала. Высыпала из котла мясо на его живот, съела все и пропала.


Сучикаминня встал и положил борзо новую порцию. Возвратились цимбори, а обод не готовый.


- Чему мясо не варенное? Сучикаминня говорит, что не знает.


На второй день остался на кухне Валигора. Положил мясо и варит. Возле полудня к дому зашла баба и просит есть.


- Дай мяса.


Валигора дал ей в талир. Поила и просит еще. Дал еще, а проклятая баба не перестает просить.


- Баба, я готовлю обод цимборам, больше не могу ты даты.


- Дай, так как поем ты на пупе...


Так и сделала. Перевернула 'го, высыпала мясо на живот, поила все и пропала.


Валигора встал, положил новую порцию варить.


Возвратились цимбори из ловли, а обод еще не готовый.


Сучикаминня не очень выпытывал - чему, так как знал причину. На третий день остался дома Иван. Положил мясо варить, и как сия доваривало, пришла баба.


- Мальчик, дай мы мяса.


Иван ей дал. Баба поила, но просит еще. Иван снова ей дал. Баба и это поила.


- Дай еще!


- Больше ты не дам, так как мясо надо цимборам.


- Дай еще, так как поем ты на пупе...


- Так то ты поила от моих цимборив? Но, от меня не поишь!


имилися у руки. Баба не может Иваном веречи на землю. Тогда Иван ухватил бабу, вытянул надвир, розчахнув розсохатого дуба и задевал туда бабу, еще и прив'язав.


Возвратились цимбори. Звидають, ци готовое мясо.


- Готовое, ребята. Но, теперь я знаю, чему вчера и позавчера мясо было недоварено... Ходите, покажу вам бабу.


Вывел их вон и показал бабу, задиту в бревно... Уже едва дышала.


Поужинали и заключались спать. Иван думал, что баба к утру сконае. Айбо баба не згибла. Когда они сожгли, как-то висвободилася из бревна, взяла палку и пропала. Лишь следует оставила за собой...


Идут ребята за следом, дошли до одной керници. Дальше следует пропав.


- Навирно, ребята, спустилась в керницю (так как керниця была сухая). Что будем делать? Надо спускаться на дно.


Принесли мотуз, и когда Иван хотел опускаться в керницю, сказал:


- Как потрясу бечевкой, тяните!


Спустился Иван и долго пробирался на дно. А там второй мир...


Идет, идет, идет. Дочувся, что баб-шарканий украла три царские девки и сделала их жонами своих сынов...


Идет Иван глядати бабу-шарканя и прежде всего попал к старшей девке. Поклонился, а она заплакала:


- Йой, убегай скоро, так как придет мой мужчин-шарканий и тя убьет. У него три главы.


- Не сокрушайся. Какой знак дает шарканий, когда возвращается домов?


- Бросит железными вилами.


Иван рассказал царевне, видки пришел и для чего. Раз лишь бросил шарканий железными вилами.


- Кто здесь есть из того мира? - гойкнув.


- Не является здесь никого,- ответила жона.


- Так как есть. Ты мне не говори. Выходи, кто здесь есть!


Иван вышел. Подали себе руки и говорят между собой. Шарканий рассказал жони, лишь бы приготовила обод. Она напекла для шарканя железных паляниц, а для Ивана пшеничных, для шарканя принесла железного вина, а для Ивана естественного.


Как пообедали, шарканий звидае:


- Будем сия рубить ци руками сия метать?


- Метаться...


Вышли и начали: Иван ударил шарканем в землю, что тот забился к коленам. А шарканий Иваном - по пояс. Иван извлечение ноги и ударило шарканем к шее. Борзо взял саблю и отрубил 'му три главы.


- Но, теперь ты свободна. Жди меня, я иду освободить твои сестры. Когда отходил, царева девка дала ему шелковые нити. Пошел к середущои. Она говорит:


- Беги скоро прочь, так как сейчас возвратится мой мужчин-шарканий, которые имеет шесть голив.


- Не бойся нич. Твою старшую сестру я уже освободил. И тебя освобожу. Какой знак дает твой мужчина, когда возвращается домов?


- Бросит железную палку.


Раз лишь слышат, что-то зазвенело. И палка упала перед хижею. Царская девка запрятала Ивана. Шарканий растворил дверь и искривился:


- Здесь есть мужчина из второго мира.


- Не является здесь никого.


- Ты мне не говори! Зачал искать.


Иван показался. Подали себе руки и сели за стил.


- Жоно, порядок обод!


Она скоро наладила галушек. Для шарканя - железных, для Ивана - пшеничных. Принесла вина. Для шарканя - железного, для Ивана - естественного.


Наелись, упили.


- Но, как будем биться? - звидае шарканий,- саблями рубиться ци метаться?


- Метаться.


Начали биться. Ударил шарканий Иваном в землю - вплоть до колен; Иван шарканем - по пояс; шарканий Иваном - к попидплеч. Иван шарканем - к шее. И борзо вовлек саблю, оттянул все шесть голив.


- Но, девка, и ты свободная. Жди ня здесь. Я иду за твоей младшей сестрой.


Когда отходил, середуща девка дала ему золотые ножички. И пошел к младшей сестре, наилучшей. От ее лица, как от солнца, сия видно. Напугалась и заплакала, когда увидила Ивана.


- Втекай прочь, так как скоро придет мой мужчина - шарканий с двенадцатью главами. Погибнешь!


- Не бойся нич. Я уже ослободив твоих сестер.- И рассказал ей свою историю.


Потом запитав.


- Который шарканий дает знак, когда возвращается домов?


- Сиплое огневым дощем.


Вскоре и в самом деле слышат: огневой дождь зачал падать. Иван запрятался, а шарканий растворил дверь и загойкав:


- Здесь есть мужчина из того мира!


- Не является здесь никого.


- Не обманывай меня.- И пошел искать.


Иван вышел. Подали себе руки, сели за стил.


- Лады, жоно, обод!


Напекла она пирогов. Для шарканя - железных, для Ивана - пшеничных. Принесла вина - для шарканя железного, для Ивана естественного.


Наелись, напились.


- Но, как будем биться, саблями ци будем метаться?


- Метаться!


имилися руками. Шарканий ударил Иваном по кости в землю, Иван шарканем - к коленам; шарканий Иваном - по пояс, Иван шарканем - по пояс, шарканий Иваном - к попидплеч, Иван шарканем - к шее. Борзо извлечение саблю и все двенадцать глав 'му видтяв.


- Но, девка,- говорит Иван,- собирайся, идем домов. Когда выходил, девушка 'му дала золоту иглу.


По дороге думает себе. «Младшая будет моя, середуща - Валигори, а старшая - Сучикаминня».


Привел Иван всех трех сестер к керници, потряс бечевкой. Цимбори вытянули поочередно старшую, потом середущу и, в конце концов, младшую сестру.


Как вытянули младшую сестру, досудили, что Ивана дотянут к середине, а пак пустят назад, так как он, наверное, себе возьмет наилучшую девку.


Айбо Иван догадывался, что с ним могут выстроить, и поэтому вместо себя привязал камень.


и не ошибся. Подтянули свыше мотуз и пак пустили. А сестер напугали, что должны дома говорить, будто они двое их зрятували, так как иначе им конец.


А Иван остался под землей, сокрушается, как выйти. Пошел назад в то место, где побил тарпанив.


Идет, идет... Раз лишь начал падать огневой дождь. А на дереве в гнезде очень плачут малые потятка. Иван пожалел их и прикрыл своей одеждой. Как дождь перестал, потятка просят Ивана.


- Не отходы. Наша мама тебе сия отблагодарит.


Прилетела иметь - большая-пребольшая,- и не успели потятка повисти, кто их спас, как проглотила Ивана. Потятка заплакали и все ей сказали. И тогда выплюнула Ивана. Еще был живой.


- Но, что хочешь за спасение моих детей?


- Понеси ня на тот свит.


- Хорошо. Я тя понесу, лишь зарезай девять буйволов и достань девять бочек воды.


Когда Иван подготовил все, птица сказала:


- Клади буйволы на правую сторону, а воду - на левый. Как махну главой направо, подай мы к рту мясо. Как наливо - воду.


Сел Иван между крыла, летят. И уже были далеко, а тогда сия кончило мясо. Что делать? Птица хочет есть, слабнет, едва летит. Тогда Иван отрезал фалат мяса из своего бедра, кинув.


и так долетели. Как сели на сухую землю, птица спрашивает:


- Видки то был тот послидний кусок мяса?


- Чему звидаеш?


- Так как очень мы посмаковало.


- Это было мясо из моего бедра.


Тогда птица выплюнула сей кусок, приложил к ивановои ноги, и мясо приросло.


Птица видкланявся и полетив.


А Иван идет себе домов. Пришел в одно город и звидае, какая новость.


- Такая и такая. Двое сильные ребята висвободили царские девки, и теперь готовится свадьба. Ребята женятся, царь отдает за них свои дочурки.


Но, нич. Дал Иван вибубнувати, что появился шиковний сабов и сильное красное платье пошьет молодым на вевилля.


Через день принесла старшая сестра пошить себе платье, а Иван вынул шелковые нити и пошил ими платье.


Принесла шить платье и младшая. Иван пошил ей золотой иглой. Дома девка сказала.


- Я видила у того сабова свою золоту иглу,- сказала младшая.


- А я видила свои шелковые нити,- одказала старшая. И оповили нянькови.


Царь приказал привести сабова. Привели 'го, а царские дочурки нараз 'го узнали. Айбо не признавались, так как боялись тех двух. Царь звидае:


- Видки имеешь шелковые нити, золоту иглу и ножницы?


- Так и так, пресветлый царю. Шелковые нити, золоту иглу и золотые ножички мне дали твои дочурки, когда на том миру я их спасал от шарканив.


- Ци так было? - спрашивает дочерей цар.


- Ой так! - признались накинець все три и сказали, как их принудили побожиться на неправду те двое.


Тогда царь осудил насмерть Сучикаминня и Валигору.


А за Ивана отдал младшую дочурку и передал на него свое царство.


Но, а Иван был из бедной семьи, то и не забывал о бедных людях. Дал им добрая жизнь.


и все 'го за то любили.


Села баба на стул, а нашей сказке конец.



15.12.2017