Три брата: Ужин, Пивночник, Зоря  

Главная - Три брата: Ужин, Пивночник, Зоря  


Три брата: Ужин, Пивночник, Зоря


ули в едного царя три сыны. А тот царь рано, когда вставал, то на едне глаз плакал, а на второе был веселый. А из тех трех ребят, его синел, еден сия родил уверечи - ему дали имени Ужин; второму - Пивночник, так как тот в полночь сия родил; третьему - Зоря, так как тот на зрении сия уродив.


Каждый рано отцу нос воду мыться, все второй: еден день - еден, второй день - второй, третий день - третий. Раз сошлись все три, а Ужин имел рано воду нести мыться отцу. Договорились так, жеби Ужин звидував отца: что его едне глаз плачет, а второе веселое. Раз Ужин занес воду и звидаеться у отца, а отец ухопив саблю да и махнул на сына одрубати главу. Ужин уток. Говорит Пивночник:


- Но, буду я его звидати рано, завтра.


Пришел тот, и с тем так сия стало. Говорит Зоря:


- Ой, неборята, разве лишь мне скажет, так как вы оба глупые.


А они его звали дураком. Пришел Зоря рано с водой, говорит:


- Отчее!


- Что, сын?


- Что это вам одно глаз плачет, второе веселое?


Тогда отец взял саблю и махнул на Звезду. Звезда имив за руки отца и говорит:


- Отчее, за что би-сь хотел мне главу срубить? Я от тебя звидаю тото, щоби-сь мне указал седьмую делу путь, так как я хочу тото знать: чего би-сь ты уполовини веселился, а уполовини сумувався.


Да и за руки держит отца.


Говорит отец:


- Сын, будь благословенный, так как с тобой и в семь деле, що-м теперь печальный, то буду сия веселить. Есть едне город, из которого кто бы сия нашел такой мудрый, чтобы мне принес воды, то би-м сия помыл, и тогда и на тото глаз би-м не плакав.


Зоря говорит:


- Няню, я вам принесу.


Говорит отец:


- Разве ты, сын, айбо не дадут тебе твои браття.


Вышел Зоря и говорит братьям:


- Но, браття, вам не говорил отец, а мне говорил: видти и видти надо принести воду, и тогда не будет плакаты.


Говорит Ужин:


- Я пойду, мне нужно принести. Как меня не будет до тридцати дней, то аби-сте шли выглядеть.


Пошел. Ждали тридцать дней - не является.


Говорит Пивночник:


- Иду я за ним; как не будет в тридцать дней ни меня, ни его, то аби-сь, брат, и ты рушав.


Ждал тридцать дней Зоря - не является. Пустился в путь, идет. Идет морем, на корабле. Рассказал корабельщику, где должны йняти к берегу корабль. И пришел на место. Очень много людей его перестривало и звало, чтобы вышел на берег. А он не хотел, лишь шел и шел на место - на тото место, где было ему идти в город. А тот город заклятый було Господом Бог - в нем лишь вели хозяйство дьяволы. Там не было живого нич, лишь вшитко камнем стало. Пришел на первые ворота, там нашел одного старого деда. Говорит ему тот:


- Где идешь, сын?


- Иду в тот город.


- Ой, - говорит, - сын, не такие там шли, да и там остались. Айбо на сесю стакан, и принесешь и мне воды, аж би-сь дистав.


Идет дальше. Пришел на вторые ворота, там снова нашел второго деда. Говорит тот:


- Где идешь, сын?


- Иду в город, по воду.


- Сын, не дойдешь, так как там не такие шли мудрые, и не дошли. Аж би-сь дошел, то здесь имеешь едну скляночку, и принеси и мне.


Идет дальше. Пришел на третьи ворота. Нашел там снова еще старишого деда. Говорит тот:


- Где идешь, сын?


- Иду в город, по воду.


- И как тебя, - говорит, - те пустили? Имеешь ли какой знак от них?


- Имею от каждого скляночку, жеби-м им воды принис.


- Того не доста. Иди и проси в них ключи от ворота.


Возвратился. Звидаються от него, чего сия воротил. Звезда говорит:


- Говорил мне тот, еще стариший от вас, жеби-м какие ключи от вас просив.


- Йой, - говорит ему тот средний, - и я забыл тебе даты ключи. Как достанешь воду и очень будешь удирать, да и на третьих воротах аж тебя ймуть, то камнем станешь. Беги скоро к первый, пусть тебе дает ключ от ворота, да и я тебе дам, как прийдеш.


Пошел он, взял от того ключ и пришел на средние ворота; дал и тот ему ключ. Пришел на третьи снова, а уже единадцята час выбил.


Говорит ему тот стариший:


- Но, сын, идешь, то пусть тя Бог благословит. Теперь бэры стакан от меня и зачерпни той воды, айбо лишь таким способом будешь идти: лишь в двенадцать часов годен-есь той воды достать, так как тогда тоти дьяволы, которые на стороже того города, пойдут на обод. И очень скоро аби-сь измагався, так как как тота час пройдет, то станешь каменем.


и исправил его в том двенадцатом часе. Прибежал Зоря к колодцу среди города. Зачерпнул воды отцу прежде всего, дальше - тем трем старцам. А круг того колодца - очень прекрасная палата. Захотело ему пойти в тоту палату, посмотреть. Зашел - там очень красиво прибрано. Увидив в едний постели красную девку. Возбуждает - тота не встает. Обцилував ее - и удался в дорогую, так как сейчас двенадцать часов минует. А за ним, когда убегал видти, звонили, скот рычал, люди беседовали, кричали: воскрес тот город, вшитко, что до тех пор камнем было, ожило. Прибежал на первые ворота, дал поэтому старцу воду, а ключом запер сам ворота. Тот сия помыл той водой - и пруд молодой, как двадцатилетний мужчина. Убегает дальше. Прибежал на средние ворота, и там так же сия стало. Прибежал на третьи и вышел счастливо.


Сел на корабль и идет домой. Говорит корабельщику:


- Ли не шли сюда такие и такие два ребята?


- Шел первый, нос с собой кожане бесаги денег, то того-м высадил там. Второй шел в тридцать дней за ним: того-м высадил дальше, и более я их не видив. Ты теперь третий идешь: чи-сь счастливо ходил?


- Я счастливо, Бог благодарить, лишь не имею братьев. Это мои браття были. Теперь будем их выглядеть.


Идут морем; пришли на тото место, где высадил корабельщик Пивночника, и там стали. Узнает Зоря за такого и такого леґиня: говорят ему, что был, тилько и тилько дней перед тем, принес был с собой кожане бесаги денег, и тоти потерял с девками, а теперь там дальше на поле пасет свиньи у единого господина.


Пошел Зоря за ним, привел, и идут уже два. Пришли дальше, где корабельщик высадил Ужин, и звидаються там так же за того и за того. Так ему сказали, как и за того, первого. Пошел Зоря, взял и того: идут уже все три.


и зачал им Зоря хвалиться, что он был там в городе и несет воду. И говорит он:


- Я очень утомился, я би-м имело поспав.


А они сия посоветовали, те два брата: Ужин говорил, жеби бросить его к морю, а Пивночник говорил, жеби занести его прочь и бросить к едного колодца. И бросили его к очень глубокому колодцу.


Пришли домой, принесли воду, и отец помылся, стал веселым и не плакал больше. И молодой стал. Лишь сумувався за сыном, за третьим, который тото добув.


А сей в колодце кричал. Пришел еден пастух старый, который со свиньями был. Зовет Зоря к нему из глубины:


- Помоги мне, мужское, и я тебе когда-то помогу!


Пастух не знал, как ему помочь, айбо зачал точить жердь, подал ему там в глубину и висвободив его, извлечение его видти.


Тогда заслал его у лес, удрал еден руб из дуба и написал ему на том ребре, чтобы его искал в том и том городе. А он нищим к своему отцу пришел и нанялся извозчиком. А тем временем Ужин уладжувався в город - в то, которое висвободжене из пут проклятия. Так как из того города пошли письма от той девки - это была принцесса една, - что хочет того видити, который тот город висвободив из несчастье.


Ужин пошел. Пришел там; зачала она его довидувати, как он там пришел и как он там был. Это он не знал, что говорить, нич, так как он не был там! И возвратился домой.


Говорит Пивночник отцу:


- Отчее, не Ужин то достал, а я достал тото: иду я тепер.


Пустился в путь тот, так же походил, как Ужин. Пришел домой и нич не принис.


Очень печальный отец. Позвал их обеих, взял саблю и говорит:


- Дети мои! Чистую мне правду говорите: де-сте дели Звезду? Так как я истинно знаю, что это Зоря достал, а вы его казнили.


и они не потаились, сказали отцу, как сия стало, а отец очень зачал плакаты. И рассказал извозчику, жеби запрягал кони. Запряжка извозчик кони к бричке, и пустились в путь. Едут, айбо царь очень плачет. А извозчик сия оборачивает и узнает:


- Что ты, царю, плачешь?


Говорит ему царь:


- Сыну, не поможешь ты мне на сим.


- А может, - говорит, - помогу? Говорите лишь мне!


Рассказал ему отец, которое было, и говорит ему, что теперь хочет расписать за мудрыми людьми и хочет избрать едного мудрого мужчины, который бы там пошел, так как того не является, что тото дистав.


Говорит извозчик:


- Пресветлый царю, первый раз я буду идти. Возвращаем домой, я всидлаю коня, и дадите мне на путь денег, то пойду я там.


Говорит царь:


- Сын, не пойдешь там, так как ты не знаешь, что так сия стало и как там было.


Говорит извозчик:


- Я иду с Божьим провидением; ачей тото я достану!


Пустился в дорогую, усидлав себе коня, дал ему царь доста денег, и пошел. Пришел на первые ворота, говорит:


- Дай Бог хорошо!


Дает руку тома, которому принес воды. Говорит ему тот:


- Где идешь?


- иду за той принцессой, котру-м висвободив из несчастье.


- И как ты ее висвободив? - говорит.


- А ты не знаешь как? Коли-м тебе принес воды, который ты был тогда старый, а тепер-есь молодой, как я!


- Но, истинно, - говорит, - правду имеешь: ты здесь был!


Пришел к второй, и с тем так сия стало. Пришел к третий, и с тем так. Как его пустили сквозь ворота, а от ворот шелковым сукном ушитко город завлечен, застеленное! И над воротами таблица написана, что тот, который тот город висвободив, смело должны вступить. Тоти браття его, когда шли, то шли краем, не шли на тото сукно шелковое; а он когда тронулся на кону тем сукном шелковым, то из-под ног лишь лоскуты из того сукна одривалися.


Пришел в двор, стал перед дверью палаты, а принцесса выбежала да и говорит:


- Чого-сь пришел, мужское?


- Прийшов-ем, - говорит, - за тобой, так как был я у тебя тогда, того и того дня.


- Ли не врешь ты? - говорит. - Я тебя дам застирать!


- Меня дашь застирать за то, что зробив-ем и себе, и тебе радость, да и целому миру? Застирай меня с собой в'едно!


- Говори мне, как сия зовешь? - говорит принцесса.


- Там имеешь надпись: когда у тебя був-ем, тогда свое имя написал на карточци.


и тогда она поверила. Зашли в'едно к палате и зачали сия гостить, свадьба делать. Написали к отцу, чтобы ждал их на гостину. Он свое имя подписал, что он не умер и как сия тогда с ним стало. И послал скоро за тем пастухом, который его висвободив из колодца. Поставил пастуха на первое место круг себя, за министра, а сам, счастливый, зостався царем в том городе. Вот и все.


Счастливо они жилы, пока им сия не порвали жилы. А я там был, пил, ел. А был большой мих с паленкою вверху стены. Там очень грали-сьмо, танцювали-сьмо, а я зашпотився и вылил мих с паленкою. И совершило очень большое наводнение, и видти вон сюда меня принесло. Тут-ем сел, а вы здесь пришли, то сесю сказку я вам повив.



15.12.2017