Убогий и богатый  

Главная - Убогий и богатый  


Убогий и богатый


другому царстве, в казацком гетманстве, в таком селе, как Пикари, там жило два брать: один убогий, второй богатый. Вот в богатого очень много всего было, только не было детей. А в бедного - только парка воликив, а детей груда.


Вот заработал убогий брат где-то грошенят и надумал себе, что делать, чтобы больше было: привязал их к палочке с капшучком - и пошел к богатому брату, к амбару, и нашел дырку такую, что улиз тот капшучок с деньгами, а сам держит за палочку да и качает, приказывая:


- Идите, деньги, к денег! - (Чтобы, видьте, деньги брату шли к его денег, в капшучок).


Вот пока качал, пока ниточка решилась - упал туда капшук с деньгами, в амбар, к братниным денег, а он вынул самую палочку.


- Так,- говорит,- братниных не достал, а своих избавился.


и очень заплакал, и пошел домой, ропща на свою судьбу. Вот, прийти, и хвалится женщине:


- И то когда бы ты знала, женщина, что я зробив!..


- А что там такое? - спрашивает женщина из ляку.


- Е,- говорит мужчина,- не знаю, или тебе говорить, или нет: то и самому себя стыдно, не только людям хвалиться...


- И что там? Говори! - кричит женщина.


- Уже,- говорит,- нет тех денег у нас, что были...


- А где же поделились? - спрашивает женщина.


- И что же? Я тебе по правде скажу, что я себе надумался, чтобы у нас денег побильшало, и взял свои деньги, привязал к палочке с капшучком и пошел к брату, чтобы, вишь, братнины деньги шли к моим денег... Как совал их в дырку, да и качал, и говорил: идите, деньги, к денег! Это где ты видела, чтобы убогому то было, что богатому? Как говорят, что богатому черт дети баюкает, то и правда! Это так и это: что у брата много денег, а у меня немножко, да и те туда упали... Я с плачем домой пришел...


- Так как братнины дужчи,- говорит женщина.- А если бы ты умный и привязал веревкой, то бы, может, было бы и держалось.


- И оно так,- говорит мужчина,- и ничего не поможеться!


Вот как напала его женщина языков мокрой дерюгой:


- Где хотя, а деньги бэры, так как что мы робитимем без денег?


Вот мужчина и говорит:


- Молчи, женщина, не ругай! Я запрягу волы, и пойду у лес, и там нарублю дров, продам, то и будут деньги.


Вот поехал мужчина у лес - и так заехал, что только небо и земля, а то и сам не знает, где он: так как тогда леса очень большие были! Вот он поставил волики под грабом, а сам полез на граба высоко, чтобы посмотреть, куда лучше выехать.


Вот слышит - что-то гомонит; он оглянулся туда, когда возле него недалеко людей очень много, и все большие люди, с большими усами и чубами, и как один в голубых жупанах, и седлают кони: то поедут. Дивом испытывает удивление мужчина, который еще таких и не видел. И пересчитал - аж сорок чоловик.


Думает: «Е, так то те гайдамака, которые у нас, в селе, каждый год обдирают господина; что господин разживется, наберет из людей, то они приедут и обдерут к рубашке: телеги понабирают, а господин и госпожа повтикають. Они так просто едут - людей не занимают. Ну, так теперь я знаю, которые гайдамака! Не глупо господин с трех сел избирав общину, и их искал по всему лесу, да и не нашел!.. И как их найти, что они так себе живут, что и дома не знает, самая дверь!»


Вот все занимали на кону, последний вышел из дверцы и сказал:


- Дверь, запритесь! - И дверь заперлась, гайдамака поехали.


Вот как заехали они - не стало видно, тогда мужчина излиз из дерева, и за волы, и поехал туда, к двери. Вот поставил волы, сам рассмотрел везде - нет нигде никого, он к двери - дверь замкнутые были. Он и говорит, как говорил гайдамака:


- Дверь, одчиниться!


Дверца одчинилися, вошел он в хатку; и очень там хорошо было внутри - а образов на всех стенах! - очень хорошо!... Стены были строящиеся, а окна сделаны из такого стекла, которое нельзя было и знать, что оно такое, только видно и хорошо; а лавки были кругом, а возле печи стояли закрома, понакривани белыми скатертями.


Вот он взял вскрышу один закром - там медные деньги, вскрыша второй - там серебряные деньги, вскрыша третий - там золотые деньги. Тот мужчина аж за главу ухопився: довольно смотрит на все - давай искать мешков! Вот нашел, выбрал каких наилучших и наибольших три мешка и набрал медных денег один мешок, серебряных - второй, а золотых - третий. Вот составил все три мешка, сверху приложил дровами, чтобы не так видно было, закрома понакривав, вышел из дома, и дверь затворил, и сказал:


- Дверь, запритесь!


Они задвинулись. Вот он за кнут, и воликив за налигач, и выехал на путь, и сел на телеги, да и говорит:


- Гей! Соб! Цабе, помаленьку!


Поехал себе с богом, не спеша: лишь бы на вечер домой, чтобы никто не бачив.


Вот приехал домой, уже солнце зашло, стало смеркать. Вошел в дом - женщина увидела да и говорит:


- ОБ! Хвалит бога, что ты приехал, а то я здесь беспокоилась, или не случилось тебе снова которая придибашка, что так долго не было!


- Нет,- говорит мужчина,- дякувать богу, приехал благополучно, иди только помоги снимать дрова.


- Хорошо,- говорит женщина,- то и ходим. Вот пришли к телеге, а мужчина и говорит:


- Это, женщина, господь дал нам счастье: я нашел деньги и это привоз, где мы их денем, чтобы никто их не видел?


- В амбаре стоят три желобка,- говорит женщина.- Это туда разве позсипаемо: у нас никто не ходит в амбар, кроме тебя и меня, то никто не будет знать.


Вот, посоветовавшись, так и сделали: в один изсипали медные деньги, а во второй - серебряные, а в третий - золоте. Вот насыпали три желоба денег, понакривали да и живут себе мало-помалу - не очень теми деньгами шинкують, чтобы никто не примитив.


Вот, посоветовавшись с женщиной, говорит мужчина:


- Купим пара волов, и своя парка, то я наберу денег и поеду в Крым; там лето побуду и кое-что куплю больше, то не так будет знать; а то чтобы люди постерегли, то еще будет хлопоты, так как уже и так на меня посматривают, как я пойду в церковь.


Вот так и сделали. Поехал мужчина в дорогую, а женщина зосталася с детьми.


То это брат богатый и пошлет женщину свою, чтобы расспрашивалась, где убогий взял денег, который купил пара волов и пошел в дорогу. Это женщина убогого брата и говорит:


- Какие наши деньги? Стянулись на ту скотинку в большую силу, да и бог его знает, как будет: пошел в дорогую, а я здесь с детьми большого горя наберусь... Когда бы хотя благополучно приехал!


и так ятривки две соберутся, поболтают да и разойдутся.


Ничего богатый брат и не узнал - и тяжело ему! Аж здесь приезжает убогий брат из дороги и пригоняет двенадцать пар волов: шесть мажь соли, а шесть рыбы; а женщине - турецкой материи набрал на юбку, на фартук, и на корсетку, и на юпку, еще и турецкий платок, и детям всего понавозил - всяких базаринкив. Вот продал он волы, и соль, и рыбу попродавал, и сделал себе лавочку, и накупил всякой материи, и стал торговать, и разживаться, и стал богатеть. А богатство брата очень в сердце колет: где бедный набрал денег, который так разжился?


Вот пришел празник - или рождество, или Пасха, а убогий брат и говорит женщине:


- Знаешь что, женщина, позовем мы брата моего к себе в госте, может, он не погордуе теперь нами, так как бог дал на то людям празник, что семья к семье идет, а я с каких пор женился, то не был у меня брат и за порогом, не то в гостях.


Вот, посоветовавшись, так и сделали: позвали брата.


Пришел брат богатый с женщиной - еще и рад был, что его позвал убогий. Вот гуляют себе и пируют. Вот подпилили немного, богатый и говорит:


- Скажи мне, пожалуйста, брат, как ты забогател?


- Е, брат,- говорит убогий,- так мне бог дал! Ты еще, брат, не видел моего зерна да и говоришь, что я забогател, аж ходим в амбар, все ходим!


Вот вошли в амбар, а бедный брат привел к медным денег да и говорит:


- Это у меня овесець!


А пришли к второму желобу, а он говорит на серебряные деньги:


- А это у меня пшеница!


А как пришли к золотым денег, а он говорит:


- А это у меня самое сало.


А богатый брат аж за главу ухопився да и говорит:


- Брат, голубчику, скажи мне, где ты их набрал, что я зроду богатый, а у меня столько нет, как у тебя.


А убогий говорит:


- Вот, брат, я тебе скажу: не находил ты временами у себя какого капшучка с деньгами?


- Где же то! Нашла моя женщина,- говорит богатый,- и мы его кочергой вигорнули из амбара, думая, что это какие чары, когда рассмотрели - аж там деньги, то мы те деньги забрали, а капшук выбросили.


- Вот же мой капшук! - говорит убогий. Спрашивает богатый:


- Как же он попал туда?


- А так,- говорит убогий.- Я заработал денег немножко и хотел, чтобы побильшало; и привязал к палочке, и говорил, уронив к тебе в амбар: идите, деньги, к денег! Вот нить решилась, и они туда упали. А как пришел домой и сказал женщине, то она на меня как напалася, то я поехал у лес и надибав, где живут разбойники. И как они выехали на здобитки, то я пошел в их дом - и там так всего много, что я не знал, что и брать. И я увидел, что там стояло три кадовби, накрытые белыми скатертями; я посмотрел - аж там деньги, вот я и набрал денег - и это немного разжился... А это снова хотел ехать, и никак не проберусь.


Вот богатый брат и говорит:


- Скажи мне, пожалуйста, братцу, где это тот погреб или дом их и как ты одчиняв, так как это у гайдамаков должны быть добрые замки, и, наверное, так живут, что и незаметно, где их дом, которые столько их искали общиной, да и господин сам везде ездил, да и не знайшов.


Вот бедный брат и говорит:


- Я тебе скажу, братцу, только никому не говори и сам не езжай, а когда-то поедем удвох.


- Хорошо,- говорит богатый брат. А убогий и говорит:


- Знаешь же ты, брат, того граба, который скоро выехать с Длинного яровую, и там стоит очень большой граб, а против того граба, в яркую, есть дверь того погреба.


- А как ты отворил? - спрашивает богатый брат.


- А так,- говорит убогий.- Я сказал: дверь, одчиниться! Это они и одчинилися, а сказал: запритесь, то они и заперлись.


Вот, погуляв, поболтав, розпрощалися, пошел богатый брат с женщиной домой, а убогий пруд убираться в ярмарок.


Вот сложился и поехал, а богатый брат целую ночь не спал, все составлялся и приготавливал телеги, а утром запряг двенадцать пар волов и поехал у лес, где живут гайдамака, чтобы все забрать, а женщине сказал:


- Как кто спросит, то чтобы сказала, что поехал у лес по дрова.


Вот приехал туда, где брат говорил, аж оно так и есть все, только не было разбойников: куда-то ездили. Вот он позавертав волы, пошел к двери да и говорит:


- Дверь, одчиниться!


Дверь одчинилися. Вот вошел он туда и не знает, на что вперед смотреть и что брать. Вот бросился богатырь сейчас к денег и насыпал их на шесть телег, а на шесть телег всякого збижжя - только ехать, да и довольно! Вот понравилась багатиреви одна икона, которая стояла на покутти, в самому золотые и очень красивая. Он стал на лавку и взял ее, а возвратил к двери, то дверь затворилась, и он остался в доме. Бросился одчиняти - не одчинить. Он уже усяк говорил - не одчиняються.


Вот поставил икону, где она стояла, сам пруд отворять - не одчинить. Искал топора, чтобы прорубить дырку и вылезти,- и не нашел. Хотел в окно лезть - железные окна, нельзя, уже он и плакал, и кричал - ничего не помоглося...


Уже день прошел, а вечер настал. Гайдамаки приезжают домой, а атаман впереди, как увидел волы и телеги с добиччю, то аж крикнул:


- Ей, брать, что-то у нас хозяйничает! Глядите, чтобы у вас были готу ружжя и самопалы, так как, может, здесь и много кое-кого есть!


Вот приезжают к хатке - нет никого, только волы и телеги стоят приготовленные. Атаман скочив из коня - к двери: дверь была затворенные, он говорит:


- Скориш, ребята, кругом дома становитесь! А некоторые нумо в дом!


Вот и говорят:


- Дверца, одчиниться!


Дверца одчинилися... А богатырь стремглав хотел убежать между ними, так его и схватили на копья, не дали ему и фыркнут. И закололи, только засмеялись:


- Такая ловись! Один мужчина, а нас сорок, да и перепугались!.. Нумо искать по уголкам, чтобы кое-кто не зостався еще... И как он сюда добился?


Вот искали везде - нигде не нашли никого.


Вот поскидали все, как было, позносили из волов, а волы позагонили в далекие погреба. Вот атаман и говорит:


- Отепер, брать, занимаем, одпочинем и посоветуемся, что будем делать с мужчиной этим, так как он не один, а видно, что у его семени есть; как бы узнать?


Вот посоветовали: закопать на притини два столба и повесить его за руки и за ноги: кто будет идти мимо него как родная, то заплачет, то тогда можно будет узнать. Вот так и сделали: закопали столбы и повесили тело, и два гайдамаки стерегли, пока кто будет идти.


А того богатыря женщина ждала, ждала - нет мужчины, она к брату побежала да и братнины:


- Будь ласковий, Ефрем, иди, ищи своего брата, так как уже, наверное, нет его и на миру: с волами где-то поехал по те деньги!


Брат из ляку аж за главу ухопився:


- Теперь же нет его живого! Я ему говорил, чтобы он сам не ихав!..


Вот запряг лошадку и поехал туда прямо; когда смотрит - возле притини стоит два столба и висит его брат; он взял и поехал дальше - кругом объехал и возвратился домой.


Вот и говорит жене брата:


- Вот я видел брата, пойди, когда хотя, и ты посмотри: там на столбах висит; только не плач, не сокрушайся. У меня женщина плоха, то ты будешь мне за женщину, да и будем себе жить тихонько - одинаково можно и по две, и по три женщины брать.


Вот она пошла, оддалик посмотрела да и возвратилась:


- Не вытерплю,- говорит,- чтобы не плакать!


Вот он говорит:


- Когда не вытерпишь, то возьми оденься, как господская наймичка, и набери бутылок с вином, с медом и с водкой полная корзина, и иди мимо те столбы, где висит брат, да и споткнись, и упади нарошне, и побей те бутылки - и плач столько тебе хочется. А как кто спросит, чего ты плачешь, то ты скажешь, что шла от господ, несла этого добрая к вторым господ, и это несчастье случилось: ввалившаяся и побила все!


Вот она так и сделала. И как ввалившаяся недалеко возле своего мужчины, как побила бутылки, как постоянна голосить, то разбойник вышел и стал ее спрашивать:


- Чего ты плачешь?


А она и сказала:


- Как мне не плакать, когда это все господское, то что мне будет, что побила все!


Вот, проплакавшись хорошо за своим мужчиной, и пошла домой...



15.12.2017