Вербовая песня  

Главная - Вербовая песня  


Вербовая песня


е раз казаки отправлялись у походы, чтобы защитить родную землю. Проходили через села, добирали расположенных пойти в поход, стать на защиту родного края.


Так вот и шествовала однажды селом казачья сотня. А впереди молодой, красивый, сильный сотник. Все на нем сияло, а более всего его большие карие глаза. Искренним усмихом квитли уста. Выступали казаки в поход... Сельские девушки и молодицы одна из впереди одной угощали казаков кто чем мог. А к сотнику целая очередь. Красавица Вербиця стояла в стороне, улыбаясь, смотрела на казака. Разновески селезенка золотой волной блестела в солнце. Обольстительно полуоткрылись ее уста, клично сияли глаза. Сотник не выдержал, остановился возле девушки, восторженно обнимал зрением всю ее складную фигуру. Гул притих. Встал казак из коня, низенько кланялся девушке и сказал: «Сколько живую, лучшей не видел! Взяла в плен ты меня, конец казачьей воле. Как возвращу живой - будешь моей дружиной?» Стало тихо вокруг, как в усе. По волне Вербиця кланялась и ему да и видказала: «Возвращай живой, казачье! А тогда и поговорим». И молча подала ему вышитый платок.


Долго стояла край села, махала рукой казаку.


После того в селе никто не смел женихатися к девушке.


А как ждала она своего суженого! Длинными вечерами сидела одиноко под домом и пела, пела. Зимой молча сидела край окна и все ждала, ждала... Не тут-то было!..


Одного вечера в двор зашел кобзарь. Вербиця завела его к дому, накормила-напоила. Да и давай расспрашивать, где он бывал, что чував. Кобзарь помолчал, а тогда спросил, как ее звать, и аж посмутнив, когда она сказала. Девушка побледневшая; «То, может, вы что-то слышали о моем женихе ?».


Кобзарь молча взял кобзу к рукам да и запел думу о бое казацкий, о казаке вбитого, что лежит в степи Заплакала девушка, а дед достал что-то из пазухи и подал девушке. Это была ее платок... Будто рыба об лед забилась девушка в рыдании...


По волне кобзарь сказал: «Познал я тебя, не расспрашивая. Так тебя описал казак. Не судилось тебе быть его дружиной, с сырой землей повенчался казак»...


Взял кобзу да и пошел себе. А девушка долго стояла, будто закаменелая... Три весны промелькнуло, пока она немного отошла, пока видтав лед в сердце...


А это уже другу весну ждет чего-то, шумуе ей кровь молодая. А никто не взвешивается.


«Чом ко мне, моя иметь,

Никто не пришлеться?»



Иметь угрюмо отвечает:


«Богач, дочурку, не захотит,

А бедный не смеет»...



Муляе глаза Вербиця багацьким сынам, и родители запретили и думать - бедняцкая дочь...А бедные не смеют, боятся насмешек, поймав тыквы. Думают, что ждет кого-то знатнишого, значни-шого... А девушки глаза угрюмо квилять:


«Чом ко мне, моя иметь,

Никто не пришлеться?»



Болит-рвется материнское сердце, лебедие тоскующая мысль:


«Пусть твоя русая селезенка

Зельем зеленеет...»



Весенней месячной ночи пошла Вербиця к пруду. Долго ходила, пела унылых песен. А тогда враз подвела д'гори руки и будто заклятия пропела:


«Пусть моя русая селезенка

Зельем зеленеет!»



и нараз стала вербой. Унылая ветви низко посклонялась дола, макает в воду зеленая листва. Только ветер все задевает вербу, ласкает пышные зеленые селезенки, игриво трясет их со стороны на сторону... Под вербой часто стоят влюбленные, переговариваются нежными словами. И тогда верба тоскливо шелестит, будто кто-то тихо вздыхает. И прозвали ту вербу плакучей... А девушки составили песню:


Закуковала кукушечка

На риге на углу...

Заплакала дивчинонька

У отца на пороге.

Не куй, не куй, кукушечка,

На риге на углу!..

Не плач, не плач, дивчинонько,

У отца на пороге!

«иду оврагом к колодцу,

Коромысло гнется...

Чом ко мне, моя иметь,

Никто не пришлеться?»

«Богач, дочурку, не захотит,

А бедный не смеет.

Пусть твоя русая селезенка

Зельем зеленеет!»




15.12.2017