Золотая птица  

Главная - Золотая птица  


Золотая птица


ув царь и имел трех сынов. На старые лета умершая его дружина. Как похоронили ее, то и он занемиг. Было у него много слуг, но не очень доверял им, и как-то приказал позвать трех сынов. Пришли сыны, а он говорит.


- Вы повырастали уже, сыны мои, то чего имеют за мной чужие люди присматривать, когда вы есть?


Согласились сыны, так как слово отцовское - закон. После этого собрались, чтобы отец не видел, и решили, что старейший будет носить завтраки, середущий - полдники, а наименьший - ужинать.


На второй день все делали, как договорились, а вечером собрались они, и спрашивает старший:


- Или видели вы, брать мои, или мне так сдалось, что отцовское одно глаз плачет, а второе смеется?


- и я это видел,- отвечает середущий.


- Я теж.


Решили, что на второй день старейший брат, как понесет завтрак, то попросит, лишь бы отец все пояснив.


Утром понес старший сын завтрак, положил на стол круг отцовской острой сабли, отошел к двери и спрашивает.


- Папе, хочу справиться о вашей грусти и веселости.


Знает сын отцовский суровый характер и держится рукой за щеколду.


- А что такое? - грозно спрашивает отец.


- Чего ваше одно глаз плачет, а второе смеется?


Ухватил отец саблю со стола, просвистела она в воздухе и забилась в дверь, которая едва успел, выскочить сын. Возвратил он, извлечение саблю и положил снова на стол, а сам молча вышел. Подбежали братья к нему.


- Спрашивал?


- Спрашивал.


- А что отец сказал?


- Сказал, что каждому в частности расскажет.


Нетерпеливо ждет обода середущий брат. Быстро несет пищу отцу. Поклонился, положил обод, стал возле двери и говорит.


- Папе, хочу, лишь бы вы рассказали о своей тайне.


- О которой? - грозно спросил отец.


- Чего ваше одно глаз плачет, а второе смеется?


Бросил отец сердитым взглядом, схватил со стола саблю, еще тоньше просвистела она в воздухе и к половине забилась в дверь. Едва успел сын спрятаться от смерти. И возвратил, извлечение саблю из двери, положил на стол и вийшов.


Подбежал наиболее молодой брат.


- Спрашивал?


- Так.


- Так чему?


- Говорил отец, который каждому в частности скажет.


Пришел довгожданний вечер. Взял наиболее молодой сын ужин, низко поклонился отцу, положил ее на стол, а сам пруд круг порога и спрашивает.


- Тату, я ваш наиболее молодой сын. Вы меня любите, а я вас, но хочу потревожить.


- Чем именно?


- Хочу узнать, чему ваше одно глаз плачет, а второе смеется?


Грозно глянул на сына царь, схватил саблю, свистнула она в воздухе и по ручку влезла возле синового уха в дверь.


Едва извлечение ее наиболее молодой сын, положил на стол, стал возле царя и снова.


- Папе, чего на меня сердите и бросаете саблей, как за собакой? Я же ваш сын, когда узнаю о тайне, то мне на сердце легче будет. Как хотите моей смерти, то я сам положу главу на кресло и отрубите ее, а от того, что вы бросаете за мной саблей, я не веселиший. Что хотите сделайте со мной, лишь откройте тайну.


Подумал отец и говорит.


- Упрямый ты, сыну, да и должен тебе признаться. Одно глаз радуется, что имею вас трех сынов, как орлов, друг друга лучший, а второй глаз плачет за моей дружиной, а за вашей матерью. Вы - сироты, а я - вдовец. Слышит мое сердце, которое умру я через несколько рокив.


- Как так? - ужас охватил сына.- И ничего сделать нельзя?


- Дочитался я, сыну, в книжках, которые в тридесятом царстве живое Белый царь, а у него в бриллиантовой клетке есть Золотая птица. Если бы кто-то мне той птицы достал, а он запел в моим дворце, то я видмолод бы и прожил бы с вами к глубокой старости.


- Хорошо, отцу, все будет.


Вышел наиболее молодой сын, а брать под дверью ждут.


- А что, узнал? - смеются.


- Узнал и знаю, как вы узнавали. Вы не хотели правду сказать, лишь бы и я страх пережил. Итак слушайте: одно глаз отцовский плачет потому, что умершая наша иметь, а отцовская дружина, а второе радуется, так как имеет отец нас трех. Скоро отец умрет, так как смерть уже за ним ходит. В тридесятом царстве есть Белый царь, а у него Золотая птица. Если бы тот птица запела в дворце, то отец прожил бы с нами к глубокой старости.


Говорит старейший син.


- Поеду я к Белому царю.


Утром оседлали наилучшего коня, взял он с собой копну денег, коню корм, а себе пищу, простился с братьями, с отцом и поихав.


Едет он, едет, минует села и города, густые леса и широкие поля, аж доехал он к замечательному краю, где трава будто ковер, мягкая, питательная и ароматная, где высокие дерева сладкую тень бросают. Захотело ему отдохнуть и коня накормить. Забил в землю кол, привязывает коня, аж здесь как здесь молодой корчмарик, как из-под земли вирис.


- Добрый день, добрый мужское!


- Доброго здоровья,- отвечает.


- Прошу царевича к корчме. Чего в поле ночевать? У нас светлицы есть, корм для коня. Конь поест, вы поужинаете и отдохнете.


- Пусть будет!


Отвязывает корчмарь коня, загоняет его к конюшне, а царевича заводит к корчме. Принес старый корчмарь ужин багату-пребагату, вгостив его и даже о деньги не спрашивает. Потом приходит и говорит.


- Лишь бы вам, светлейший, грустно не было, то пойдите к светлице и у карты забавляйте.


Зашел царевич, а там приглашают его у карты играть. Сел он с ними, раз выиграл, второй, а потом проигрывать начал. Проиграл деньги все, проиграл коня, проиграл в конце концов сам себя на три года в батрачество к корчмарю.


Ждали его дома, ждали и не дождались.


Через год середущий брат седлает коня. Набрал денег, еще больше как старший брат, корма коню, а себе пищи, простился, а отец утешает, чтобы не ехал, и сын настоял на своему.


Миновал он те села и города, те поля и леса, что и старший брат, доехал к чудесным краям и на том самом месте, где и брат его, решил коня накормить и отдохнуть.


Выбег из корчмы молодой корчмарик и умоляет.


- Светлейший, чего вам в поле отдыхать? Прошу вас к корчме, а коня я в конюшню заведу. Отдохнете по-человечески.


- Хорошо.


Привязал корчмарик коня в конюшне, а царевич не успел к корчме войти, а ужин багата-пребагата ждет уже на него. Не успел и заплатить корчмарю, а он говорит.


- Теперь светлейший могут поиграть у карты.


Зашел он к светлице, сел с картограями, проиграл деньги, проиграл коня и себя на два года слугой корчмаревим быть.


Круглый год ждут отец с наиболее молодым сыном, а братьев нет и нет.


Собирается наиболее молодой сын по Золотую птицу. Пришел проститься, а отец говорит.


- Имел вас трех сынов, как трех орлов, а теперь остаюсь сам и умру в одиночестве.


А сын и отвечает.


- Папе, не получили братья Золотого птицы и не возвратили, а я поеду и привезу, может, братьев найду, и заживем тогда счастливо.


«Возьму доброго коня - могут меня убить»,- подумал. Выбрал он наиболее плохую шкапину, сел да и поехал. Минует села и города, поля широкие и леса дремучие. Прибыл он к чудесным краям, где задумал накормить коня и отдохнуть. Не успел кола убить и коня привязать, как корчмарик подбегает к нему.


- Добрый день! - поклонился ему.


- Доброго здоровья.


- Прошу светлейшего царевича к корчме. Дом недалеко, есть что есть, есть что пить, где поспать и коня примостить.


- Иди ты, причепо, не даешь отдыхать мне! - грозно крикнул на корчмаря.


Начал еще нежнее просить царевича, и где там.


- Я хозяин своего коня, а пищу имею в сумке и твоей услуги не желаю. Прочь отсюда!


Увидел корчмарь, который не уговорит его, и пошел. А царевич отдохнул в поле и едет. Не день да и не два ехал он, пока не заехал в пречудесный лес. Прошел он тот лес, видит поле, а среди поля лежит вбитый медведь, а над ним грачи летает. Что он делает? Скочив из коня и говорит сам к себе:


- Может, и мое тело будет так ветер обвевать, ворон клевать, а солнце сушить. Хотя он и зверь, но надо его похоронить. - Выкопал яму, положил туда медведя и засыпал землей. Потом отдохнул немного, сел на коня и поехал дальше. Едет он, едет и видит, что лиса настигает его.


Поздоровалась лиса к нему, а он пришел в изумление, так как никогда еще не слышал, лишь бы звери человеческим языком говорили. Тогда лиса спрашивает.


- Слушай, мужское добрый, ты далеко путь держишь?


- Сам не знаю. Лиса тогда и говорит.


- А я знаю. Ты едешь в тридесятое царство к Белому царю, который имеет Золотую птицу. Долго еще ехать туда, но я тебе помогу. Оставь своего коня здесь, а я перекинусь в волшебного, и поедем. Лишь помни, что я разговаривать с тобой не смогу, пока не доедем на место. Там я снова состояния лисом.


Превратился он у волшебного оседланного коня, сел на него царевич, поднялся конь за тучи, и полетели. Вмиг опустились в чудесной стране, где живое Белый царь. Остановились они под ворота большого города. Конь превратился у лису и говорит.


- Сейчас я превращу тебя у бедняка. Стань под ворота и плач. Спросит дежурный, чего тебе надо, то скажи, что ты бедный сирота, не помнишь, сколько дней голодным ходишь и хочешь наимыться хотя за кусок хлеба служить, лишь бы не умереть из голода. Они примут тебя Золотой птицы присматривать. Ты приручи его к себе, а через три дня, чтобы лишь не заспал, возьмешь его за крылья и клюв и вынесешь за ворота, а я тебя буду ждать там. Лишь чтобы не брал бриллиантовой клетки.


Сменил его лиса у нищего, а на рассвете плачущего его увидел часовой и спрашивает:


- Чего плачешь?


- И как не плакать,- отвечает,- когда я неделю не ел ничего,- и рассказал все, как научил его лис.


- Могут тебя наймиты, но надо Белого царя спросить.


Один дежурный стоит возле него, а второй побежал царю сказать, что парень-нищий просится в батрачество и не тямить, когда уже ел, что голодная смерть за ним ходит.


- Хорошо,- говорит царь,- к сегодня мои воины присматривали птиц, а теперь пусть присматривает наймит, а есть ему дайте.


Привели нищего к птичнику и говорят:


- Имеешь их поить, кормить, вычищать клетки и нежить.


Три дня кормил он птиц, а лучше всего зерно Золотой птице выбирал, чистейшей водици поднимал, нежнейшее перо чесал. На третью ночь подошел он к птичнику, притронулся к бриллиантовой клетке и подумал: «В нашем царстве нет такого мужчины, лишь бы смог для Золотой птицы такую клетку смастерить, а в простой он и жить не захотит. Что будет, то будет».


Взял одной рукой Золотого птицы за клюв, а второй клетку и тише шелеста травы пробирается к воротам. Уже последнего дежурного прошел, уже ногу через ворота пересадил, и забряцала клетка, совпали часовые, поймали его и привели к царю.


- Красивый ты сирота голодный,- говорит царь. - Чему не признался, что ты вор? Были бы тебя еще от ворот прогнали. Я Белый царь и выдаю законы для всей страны, а потому нет чего созвать суддив.


Извлечение он пистоль и говорит:


- Вот плата за твою службу.


Тогда царевич говорит:


- Слушай, светлейший царю, я не тот, за кого ты меня принимаешь. Я такого царя сын, как ты. Мой отец должен скоро умереть, но он прочитал в книжках о том, что у тебя есть Золотая птица, пение которого может продолжить ему жизнь, и он доживет к глубокой старости. Я не думал, что меня зловлять твои слуги. Прости, что через любовь к отцу я вынужденный был стать вором, и подари мне Золотой птицы.


- Хорошо,- говорит царь,- дам тебе Золотой птицы, но слушай, в тридесятом царстве живое Красный царь, а у него есть золотой конь Дурфекета. Достань мне этого коня, а я дам тебе за него Золотой птицы.


- Хорошо.


Дал ему Белый царь сумку денег, простились, и лишь вышел царевич за городские ворота, а лиса уже здесь как здесь. Поздоровался и говорит:


- Видишь, какой ты непослушний, говорил же я не брать клетку, а ты не послушался. И не переживай. Золотой птицы мы достанем, но жаль, что много времени потеряем.


Перекинулась лиса у коня, сел на него царевич и под ясным солнцем полетели к тридесятому царству Красного царя. Вмиг опустились они там. Снова стал конь лисой и снова посоветовал, лишь бы попросился в батрачество. Примут его золотого коня присматривать. Лишь просила лиса, как будешь выводить Дурфекету, то лишь бы золотой капистри не брал. Третьей ночи царевич отвязал коня Дурфекету, посмотрел на золотую капистру и подумал: «Жаль ее оставлять здесь, да и не хорошо такого коня на поводке вести».


Не снял он золотой капистри, колокольчиками серебряными обшитой.


Тихонечко вел он Дурфекету к воротам, что никто в городе не услышал, а возле ворот потряс конь главой и зазвенели колокольчики, совпали сторожа, зловили царевича и привели к Красному царю.


- Так вон какой ты слуга,-сказал царь. - Буду караты тебя, вору. Судей мне не надо, так как сам в своем царстве законы выдаю.


Вынул пистоль, прицелился и говорит.


- Это тебе будет плата за службу!


А царевич просится:


- Слушай, светлейший Красный царю, я не нищий, а сын, такого сильного царя, как ты. Мой отец уже очень старенький, и смерть за ним ходит. Он прочитал, что есть на миру Белый царь, а у него живое Золотой птиц. Если бы он запел в нашем дому, то отец стал бы молодым и дожил бы с нами к глубокой старости. Я приехал к Белому царю, а он сказал, что может поменять Золотой птицу на твоего Дурфекету. Я знал, что ты мне его не виддаш, а потому решил похитить.


- Хорошо,- говорит Красный царь,- дам я тебе своего коня Дурфекету, но тогда, как ты поможешь мне посватать красавицу-дочь царя Чернокнижника, который проживает в тридесятом царстве. Уже трижды сватался и трижды отвечала отказом мне. Она очень красивая. Когда я увижу ее в своим дворце, то достанешь за это коня.


Что делать бедному царевичу, выходит печальный за город, а лиса назустрич.


- Видишь, уже вторично не послушался ты меня. Не надо было капистру брать. И не переживай. Поедем к царю Чернокнижника.


Перекинулась лиса у коня. Сел на него царевич, и полетели под звездами ясными, а через миг опустились под ворота большого города.


Перекинулся конь у лису и говорит.


- Дочь Чернокнижника сейчас гуляет в городе. Она со своей двийницею будет идти по одной стороне улицы, а ты по второй. Ты им так понравишься, что они притишуть свой ход. Я перекинусь в собачку, и ты меня будешь вести на курмею. На которую гаркну, и и есть дочь царя. Она будет расспрашивать, откуда и кто ты, и захотит выйти за тебя замуж. Лишь помни хорошо, что я тебе сказал, так как когда перебрасываюсь в другое животных, то разговаривать уже не могу.


Когда они встретились, то пришла в забвение царева дочь, поражена красотой молодого царевича, аж ход замедлила вместе из своей двийницею. А царевич и сам шага ступить не в силе, так ему обе девушки понравились. Гаркнула собачка на одну из них, и царевна отскочила вбик, Тогда царевич говорит ей:


- Здравствуй, ласковая царевна!


- Здравствуй, юначе. Из которых ты краев?


- С далеких, ласковая царевна. Я сын царя, который живет на тридесятой земле.


Тогда она промолвила.


- Я вижу, что ты не здешний. Выполни мою волю - сделай меня счастливой.


- А чему бы и ни.


- Ты мне очень нравишься. Я хотела бы обвенчаться с тобой.


- Пусть будет!


Пошли они вместе к удивительному дворцу. Царевна веселая, радуется, глаза как зарницы сияют. Встречают их царь с царицей, а она говорит.


- Татусику и матусенько, вот теперь я выйду замуж. Помните, говорила, что будет тот мой мужчина, который мне понравится. Он сын царя тридесятого царства и согласен брать меня. Можете взыскивать свадьбу. Посмотрел Чернокнижник на дочь и говорит.


- Что ты привела мне какого-то мирового подзаборника? Не для тебя он! Я хочу знатного, порядочного зятя!


- Отцу, это порядочный царский сын!


Еще сердитише отец к ней.


- Прогони ты его под четыре ветра! Не пара он тебе. Еще и смотри, с собачкой пришел - тоже мне жених. Отведи его туда, где встретила, и не смей даже показываться с ним мне на глаза.


Горько плача, взяла дочь за руку царевича и вышли они за городские ворота. Тогда собачка перекинулась у лису и говорит.


- Скажи, царевна, хочешь ли вступить в брак с царевичем?


- Хочу,- отвечает.


- Тогда я вместо тебя пойду к отцу, а вы оставайтесь тут.


Перекинулась лиса в дочь царя, и пошла она в царский дворец. Стала перед царем и плачет.


- Видишь, отцу, нашла я была себе пара, а ты сказал прогнать. Теперь я замуж никогда не выйду.


- Молчи! - крикнул царь.- Будет так, как я скажу, а не так, как тебе хочется!


- Лишь бы я сейчас лисой стала, то буде по-моему, отцу,- сказала и на глазах у царя перекинулась у лису. Пока схватился царь за ружье, то лиса выскочила через окно.


Просурмив царь тревогу. Совпали стрельцы, и было приказано им всех лисиц в городе перестрелять. А лиса тем временем перескочил через стену, перекинулся у коня, сели на него царевич с невестой и поехали к Красному царю. Приехали они под ворота, лиса стала царевной, и вместе с царевичем пошли к дворцу.


- Ну,- говорит царевич.- Я привел тебе царевну.


Обрадовался Красный царь, приказал меда-вина носить и угощать царевича и нареченную. Как погостилися, то вывел он золотого коня Дурфекету и сказал ему на ухо. «Теперь этот царевич твой хозяин, лишь бы ты никого к себе не подпускал и лишь его слушал».


Простился царевич с Красным царем, вывел он коня за ворота, а невеста говорит.


- Ты подлый, Красный царю, я тебе трижды отвечала отказом, а ты решил купить меня. Я дала согласие выйти замуж за того, кто привоз меня сюда, а твоей не буду.


Вывел он ее в цветущий сад, где море цветов цвело, и говорит ей:


- Влюбляйся, дорога.


- Сказала я тебе, что не буду твоей, чтобы сейчас же лисой стала.


Упала она на землю, сделался из нее лиса и щез в кущах.


Выхватил царь пистоль, как выстрелит, то туча слугив совпала. А тем временем лиса превратилась у коня, на него села царевна, а царевич на Дурфекету, и уже ни ветер, ни снопа не могли их догнать.


Приехали они к Белому царю. Перекинулась лиса в Дурфекету, и на нем въезжает царевич к дворцу. Увидел это Белый царь и навстречу вибиг.


Царевич и говорит.


- Вот тебе, светлейший, то, что ты желал иметь. Отдал царевичу за коня Золотого птицы с клеткой, простились они, и пошел царевич к своей невесте.


Тем временем царь пробует седлать Дурфекету, и где там. Стал как вкопанный, и ни из места. А ночью, как все в дворце уже сожгли, догнала лиса молодую пару с Золотой птицей на Дурфекети в дремучем лесе.


Едут они к своему царству. Едут и на утро доехали к тому месту, где осталась царевичева шкапина. За это время она так видпаслася, что царевич едва узнал ее.


Тогда лиса говорит:


- Теперь слушай меня. Чтобы ты, езжая домой, не посмел ни с кем знайомитися и купляти живого зверя или мужчины. Ты знаешь, кто я такой? Я тот медведь, которого ты похоронил здесь. Ты благородный человек, и за это тебе помогал. А теперь прощай и езжай, так как отец ждет тебя.


Посадил царевич невесту на своего коня, а сам сел на Дурфекету, и едут. Долго ехали они широкими полями, густыми лесами, под высокими горами, аж пока не доехали к корчме. Видит царевич, возле корчмы конями его братьев пашут. Подъехали ближе, и увидел братьев закованных, что дрова режут. Через три месяца будет уже три года, как старший выехал из дома и два, как середущий. Возвращает брат к корчмарю и спрашивает его;


- Слушай, арендатору, где ты таких рубачив нанял?


- Это голодранци-картограи, проигрались.


- Еще долго у тебя будут они?


- Еще три месяца.


- Слушай, мне надо дров нарубить, видпродай мне их.


Сторговались за 100 дукатов. Расцеловали братья старшие наиболее молодого, сели на коней и едут домой. Испытывают удивление, которое он получил для отца Золотого птицы, а для себя красную царевну и коня.


Пришел старшему братнины к главе другой ум, и толкает он середущого:


- Слушай, как ты на это смотришь. Я уже три года дома не был, а ты два, и ничего мы не имеем, а он за неполный год получил Золотую птицу, коня и царевну. Как мы перед отцом покажемся, когда кони наши похудели, сабли потупились.


Тогда второй брат говорит.


- Ты бы взял коня и Золотой птицы, а я царевну, и скажем отцу, которые получили. Может, я саблю хотя немного отточу к его шее. А царевну принудим, чтобы молчала, пригрозим, что убьем.


Подъехал середущий брат к наиболее молодому, извлечение заржавленную саблю. Степь широкая, безлюдный. Махнул и отрубил главу.


Увидела царевна, зойкнула и бросилась удирать. Догнали ее братья, и говорит середущий:


- Мы ведем тебя к нашему отцу. Ты будешь моей дружиной, а брат старший везет отцу Золотого птицы. Скажешь, что мы все получили.


Покачала грустно главой царевна и говорит.


- Не вы это получили, а тот, что вы его убили.


- Будешь Говорить, как учим, так как погибнешь той же смертью, что и брат.


Должна была поклястися, что не продаст их. Бросили они тело брата в колодец степной и поехали. Приезжают к дворцу, а царь навстречу им выбегает.


- Дети вы мои дорогие, кону ваши похудели, вы потомились, но дождался я вас, лишь брата наиболее молодого нет.


- Ей,- говорят братья,- что вы сокрушаетесь, то смутьян. Вот берите Золотую птицу, а это невестка ваша, а моя дружина,- говорит середущий.


Загнали Дурфекету к конюшне. Несет ему есть солдат в обод, лишь положил в желоб, значит, а конь трах копытом и убил. Несет второй солдат вечером и снова не возвратил, несет третий - и этого убил конь. Через год и половины войска у царя не осталось. Молодая царевна почерневшая, птица не поет. Уже он не золотой, а черный, будто ворон. Отец печальный ходит, так как умирать скоро будет, а наиболее молодого сына нет да и нет.


Тем временем очень скучно на сердце стало лисе. Стал он среди поля и думает: «Чему такая хмурая ест меня? Ну-ка побегу туда, куда мой побратим пошел». Бежит он, бежит, нашел в степи колодец. Глянул туда и промовив.


- Не послушал ты меня и в третий раз, а выкупил братьев и коней. За ослушание наказываешься уже около года.


Метнулась лиса, достал целебной воды и оживляющего корня. Помазал шею, прислонил к туловищу, и срастилась она. Оживляющий корень засунул ему у рот, стукнул трижды в бороду, и проснулся царевич:


- Проспался...


- Ой,- говорит лиса,- был бы ты спал вечный^-вечны-вечные-вечные-возраст-вечные, если бы не оживил я тебя. Просил же, лишь бы ты не купляв ничего живого, а ты откупил братьев с конями. В награду за это они сняли твою голову. Теперь иди домой и не признавайся никому. Твоя Золотая птица не поет, невеста не улыбается, а конь Дурфекета царское войско добивает.


Придешь под ворота и скажи, что ты бедный сирота и давно ничего в роте не имел. Брать твои наймут тебя, так как хорошо будет, что ты хотя один раз коня погодуеш.


Пришел царевич под ворота, заплакал, а дежурный спрашивает:


- Чего плачешь?


- И как мне не плакать, не помню, когда уже ел. Может, хотя какая-то работа у вас для меня обнаружится?


Пошли слуги, рассказали братьям, а они говорят.


- Пусть идет коня присматривать, погибнет он вместо воина. Привели его к дворцу, накормили и показали коня, которого он должен кормить.


- Хорошо,- говорит,- я коней люблю. Удалили ему оброк и говорят:


- Внимательно иди, не притрагивайся к нему, так как он копаетесь. Взял наймит оброк, положил его на дворе, а сам с пустыми руками к коня.


Ударил ладонью по спине и говорит.


- Ой, несчастный, сколько гноя под тобой, а ты и на улицу не виходиш.


Отцепил капистру, вывел коня надвир, дал коню есть. Взял жогребло, щетку, вычистил, вычесал Дурфекету, заплел гриву селезенками, оседлал коня и ездит по площади. Объехал несколько раз, а за то время солдаты гной повикидали на улицу, подстлали, а царь стоял и смотрел из окна на то все.


Присмотрел коня наймит и в обод, и вечером, а на второй день царь начал догадываться, и зовет его к дворцу. Пришел он, поклонился ему. Внимательно посмотрел цар.


- Слушай, племянник, чему ты не признаешься, что ты мой сын?


- Что вы, светлейший царю, разве я могу быть вашим сыном, когда все ваши сыны такие гордые?


- А чему тебя конь не убил?


- За что он имеет меня убивать, когда я его вычесал, дал есть, вывел на прогулку?


Оглянулся он назад, так как услышал, как Золотая птица крыльями ударил, и спрашивает.


- А что это у вас за странная птица и чему не поет?


- Не знаю,- отвечает цар.


- А я знаю чему. Царевна пить и есть ему не дает. Она сердитая на кого-то, наверное. Посмотри на меня, царевна, лишь бы я увидел, или ты печальной родилась, или здесь такой стала.


Взглянула ему в глаза и расцветшая, как мак. Взял он воды и яровой пшеницы, открыл клетку, дал Золотой птице есть и начал приговаривать.


- Чему ты не поешь, птице? Напейся воды, съешь зерна и запой.


Съела Золотая птица пшеницу, напился воды, стрепенув крыльями и запел чудеснейшим голосом и так звонко, что дворец вздрогнул. Царевна такой же красивой стала, как была, отец младшим сделался, подошел к сыну, обнял его и сказал:


- Сыну мой, это все ты достал для меня, а чему ты правды не сказал отцу?


- Не мог я, отцу. Мои братья, а твои сыны, забрали были у меня жизнь - сняли главу, взяли Золотой птицы, коней и мою невесту.


Пришли братья, опустили перед отцом главы, а он сказав.


- Видите, какие вы плохие, своего родного брата убили.


А они начали тогда:


- Мы плохие дети твои. Проиграли деньги и себя в корчме, а он получил все и нас освободил. Нам стыдно было возвращать домой. Мы убили его, так как думали, что так будет хорошо, а то и так не хорошо и так не хорошо. Теперь, брат, робы с нами, что хочешь. Мы негодные перед отцом, перед тобой и перед людьми. Подверги наказанию нас.


- Нет,- ответил брат,- наказание на вас упадет без меня, а моя рука вас наказывать не будет,- и прогнал братьев из родительского двора. Остался он с отцом, молодой царевной и Золотой птицей, и конь Дурфекета есть в них. Я сам видел, так как заходил к ним справиться о том зло и добро. Как меня вгощали, то бородой текло, а в роте сухо было. Это сказка, а не правда - вер не вер, не говори, что вру.



16.12.2017